Байден или Трамп? Какая разница для Беларуси?
02.11.2020
Ольга Шавела, Белорусы и рынок

Байден или Трамп? Какая разница для Беларуси?

Избиратели в США 3 ноября решат, кто проведет в Белом доме следующие четыре года: Дональд Трамп или Джо Байден. Весь мир следит за предвыборной гонкой.

Мы поинтересовались мнением экспертов о том, как развивались отношения Беларуси и США во время нахождения в Белом доме администрации Трампа и как на эти отношения могут повлиять новые выборы.

Президентские выборы в США: кому достанется Белый дом?

Евгений ПРЕЙГЕРМАН, учредитель и директор Совета по международным отношениям «Минский диалог»

— Когда Трамп стал президентом, изоляция, созданная западными странами в отношении Беларуси, уже ослабевала. В Минске проходили переговоры по урегулированию ситуации в Украине, и в целом Запад устраивала позиция Лукашенко по Киеву. Отношения между Беларусью и США потеплели, но все еще были плохо развиты. Тем не менее Вашингтон ежегодно направлял Беларуси помощь в несколько миллионов долларов.

Став президентом, Трамп заявил, что остановит финансирование маловажных для США проектов, и в этот список должны были войти белорусские программы. Казалось, что администрация Трампа вообще никак не будет замечать Минск. Но по факту к середине этого лета отношения США и Беларуси были лучше, чем когда-либо в истории правления Лукашенко.

Главным экономическим результатом взаимоотношений двух стран стала заморозка американских санкций на более продолжительные периоды, чем ранее. Благодаря этому стали возможны поставки двух танкеров американской нефти в Беларусь. Политики видели в долгосрочной перспективе возможность предложить всему региону частичную альтернативу российской нефти. Так, планировалось, что Беларусь получает американскую нефть, перерабатывает ее и дальше уже часть полученных нефтепродуктов продает соседним странам. Также было принято решение создать американо-белорусскую торгово-промышленную палату.

— Как США реагируют на нынешний политический кризис в Беларуси?

— В одном из интервью Трамп сказал, что ситуация в Беларуси ужасная и что они будут пристально следить за развитием событий. У партий в Конгрессе нет разногласий по этому вопросу: они осуждают то, что происходит в Беларуси, не признают легитимность Лукашенко и выступают за введение санкций. Государственный департамент, в отличие от Конгресса, вроде бы пока настаивает на том, что нужно держаться прагматичной линии и сохранять контакты с действующей белорусской властью.

Понятно, что четкую позицию по Беларуси мы услышим после выборов. Сейчас им не до этого. Несмотря на все интересы США к нашей стране, Беларусь остается на периферии американской внешней политики.

— Как может измениться отношение США к Беларуси в зависимости от того, кто выиграет выборы?

— В риторике кандидатов проскальзывает разное отношение к Беларуси. Байден подверг критике Трампа за отсутствие реакции на события в стране. Он пообещал в случае избрания его президентом защищать тех, кто разделяет демократические ценности, и потребовал освобождения задержанных во время протестов. Кроме того, на ключевые позиции в его администрации попадут люди, которые активно высказываются за ужесточение мер. Отсюда можно сделать вывод, что если выиграет Байден, то по крайней мере на первых порах США будут вести жесткую линию по отношению к Беларуси.

Но жесткая риторика и даже введение санкций США не подразумевают полного разрыва отношений. Наоборот, практически повсеместно звучат голоса, что нужно сохранять каналы коммуникации. Кто бы ни выиграл выборы, США будут искать возможности для того, чтобы иметь присутствие в Беларуси. Сейчас мы живем в другом мире, чем десять лет назад. Тогда угрозой для США был терроризм, сегодня мы вернулись в мир, где на первом плане классическое геополитическое соперничество между государствами. В первую очередь это противостояние США и Китая, а во вторую — США и России. В таких условиях роль малых государств повышается. Через сотрудничество и коалиции с ними большие игроки показывают свою силу.

— Если Лукашенко решится на разрыв отношений с Западом ради Союзного государства с Россией, пойдет ли Вашингтон на признание Тихановской президентом Беларуси?

— Думаю, нет. У США под боком пример Венесуэлы, где они признали победителем оппозиционного кандидата, а тот не может взять под контроль ситуацию в стране. Они не пойдут на то, чтобы создать такую же ситуацию в Беларуси. Издержки такого решения для Вашингтона многократно превышают возможные бонусы. Сам Лукашенко тоже никогда не пойдет на то, чтобы разорвать все связи с США. Это не в его интересах.

Франак ВЯЧОРКА, журналист, советник по международным делам лидера оппозиции Светланы Тихановской:

— Отношения Беларуси и США при администрации Трампа нельзя назвать прогрессивными. Вашингтон не выработал четкую позицию по отношению к Беларуси. Американское посольство не функционировало, а посол так и не приехал. И в связи с последними событиями он/она вряд ли приедет.

В случае победы Трампа такие отношения сохранятся. Вашингтон будет сокращать помощь на демократические трансформации и гражданское общество, не стоит рассчитывать и на содействие независимым СМИ. Для администрации нынешнего американского президента поддержка таких стран, как Беларусь, не является приоритетной задачей. Хотя не исключено, что Конгресс будет оказывать давление на администрацию Трампа.

Байден ставит приоритетом поддержку традиционных американских ценностей: свободного рынка, прав человека. Можно ожидать, что многие из тех, кто занимался Беларусью и регионом, займут ключевые должности в его администрации. Думаю, вопрос полицейского насилия в Беларуси будет поднят на самый высокий уровень. В результате произойдет перезагрузка отношений, но не с властью Лукашенко, а с белорусским гражданским обществом.

Но в любом случае сразу после выборов ничего не изменится. Администрация Трампа будет управлять США еще несколько месяцев переходного периода. Поэтому, если выиграет Байден, Беларусь почувствует перемены только весной.

Вышедший на пенсию дипломат США с опытом работы в регионе.

Администрация Трампа лишь на словах поддержала продемократический протест в Беларуси. Заместитель госсекретаря Стивен Бигун встретился с лидером оппозиции Светланой Тихановской в Вильнюсе 24 августа, но ясно дал понять, что его цель в основном состоит в том, чтобы «выслушать» и узнать, «что делает белорусский народ для достижения самоопределения». Бигун призвал к прекращению подавления протестов, освобождению политических заключенных и проведению новых, свободных и справедливых выборов. Однако, помимо высказывания нескольких общих слов озабоченности, высшие уровни правительства США практически не поддержали белорусскую оппозицию.

Президент Трамп неопределенно назвал ситуацию в Беларуси «ужасной». Представитель Госдепартамента выступил с заявлением, в котором утверждалось, что «Соединенные Штаты не могут считать Лукашенко законно избранным лидером Беларуси». Госсекретарь Майк Помпео в августе выступил в Праге с речью о демократии и правах человека, но Беларусь в ней не упомянул ни разу. Вашингтон не предпринимал видимых попыток координировать действия с ЕС или отдельными европейскими странами, такими как Германия, Франция или Великобритания, в отношении санкций против Лукашенко и членов его режима.

Соединенные Штаты и ведущие правительства ЕС не заняли единую позицию в ответ на сомнительную победу Лукашенко на выборах и его репрессии против граждан Беларуси, вышедших на улицы в знак протеста. Это предоставило президенту России Владимиру Путину более широкую свободу действий в отношении ситуации в Беларуси. В предтрамповские времена можно было ожидать, что Вашингтон возьмет на себя дипломатическое лидерство в решении этих разрозненных вопросов и выработке единой позиции, но администрация Трампа если и предпринимает такие усилия, то они незаметны и неэффективны.

Трамп влюблен в автократов и открыто желает, чтобы у него была их неограниченная власть. Также очевиден факт, что Трамп восхищается Путиным и не желает пересекаться с ним. Таким образом, вполне естественно, что вторая администрация Трампа будет искать причины не подрывать позицию Путина по углублению и укреплению связей России с Беларусью или с любой другой бывшей советской республикой, которую Путин считает находящейся в сфере влияния России. Вполне вероятно, что вторая администрация Трампа продолжит и даже активизирует усилия по расширению торговли США и инвестиций в Беларусь.

С другой стороны, в случае избрания бывшего вице-президента Джо Байдена можно ожидать политики санкций и давления на режим Лукашенко. 25 сентября Байден резко раскритиковал Трампа за то, что тот не говорил о подавлении демократических протестов в Беларуси. Байден назвал Лукашенко диктатором, а его инаугурацию 23 августа — «фиктивной церемонией». Байден также призвал к освобождению нескольких фигур белорусской оппозиции, в том числе Марии Колесниковой. В решительном заявлении, опубликованном 10 августа, Байден сказал: «Моя администрация никогда не уклонится от защиты демократических принципов и прав человека, и мы будем работать с нашими демократическими союзниками и партнерами, чтобы выступить единым фронтом и потребовать соблюдения этих прав».

При этом маловероятно, что администрация Байдена выделит серьезные ресурсы, чтобы положить конец правлению Лукашенко. Байден с его многолетним опытом работы в качестве специалиста по внешней политике слишком прагматичен, чтобы рисковать прямым конфликтом с Путиным из-за судьбы страны, которая большинством американских наблюдателей все еще признается как находящаяся под политическим и экономическим доминированием России.

Последнее в рубрике