Архитектор Дайнеко: «Насилие лишь развяжет руки силовикам»
13.10.2020
Семен Печенко, Салiдарнасць, фото Евгений Дайнеко, facebook.com

Архитектор Дайнеко: «Насилие лишь развяжет руки силовикам»

Минский архитектор рассуждает о перспективах протестов.

Минский архитектор Евгений Дайнеко рассуждает о перспективах протестов.

С 2006-го я нахожусь в оппозиции к властям. И теперь оказаться в стороне от событий — не мой вариант. Я недоволен не только ситуацией с коронавирусом или выборами. Я недоволен уже очень давно, так как считаю, что страна движется не в том направлении уже много лет.

Раньше я был вроде белой вороны среди знакомых из-за своей активности. А сейчас вижу, как множество моих знакомых, и не только знакомых, стали настолько политизированными, втянутыми в активность, что на их фоне уже чувствую себя не таким активным и радикальным, как раньше.

Считаю, что нельзя говорить — протест сдувается. Я могу сравнивать с тем, что происходило в 2006-м и 2010-м. Если посмотреть на воскресный марш (11 октября 2020-го), то людей меньше не становится. Люди, которые все время выходят, они сталкиваются с насилием. И все равно продолжают выходить.

Я не вижу, чтобы людей становилось меньше. Или что они побыстрее уходят, увидев разгон.

Люди решительно настроены. Они продолжат выходить либо высказывать свою позицию иными способами. Для меня очевидно, что никто уже не вернется в состояние спячки, в которой большая часть нашего общества находилась многие годы.

Протест не сдуется. Весь креатив, который мы сейчас наблюдаем, он может обрести другие, новые формы. Все развивается быстро. Мы видим, как люди организуются локально в своих районах. Видим, как люди активно вывешивают флаги, ка они разными способами выражают свою позицию.

Боюсь, что произошедшее на марше пенсионеров подтолкнет людей на ответные действия. И это развяжет руки силовикам, они станут действовать еще жестче. Это даст им повод в том числе применять огнестрельное оружие.

Радикализация протеста скажется на массовости протестов. Мирные протесты дают возможность выходит тем простым людям, которые не готовы вступать в открытое противостояние, в столкновения. Я убежден, что к силовому варианту готово гораздо меньшее количество белорусов. 9-12 августа были не столь массовые акции, как воскресные марши.

Раньше говорили, что выйдут сто тысяч и режим рухнет. Теперь я считаю, что должно выходить еще больше людей. Нужно что-то делать, чтобы люди все больше выходили на мирный протест. Как-то убеждать тех, кто еще не решается: выходить-не выходить… Очевидно, что большинство выступает за перемены. И таким людям нужно объяснять, что сегодня нельзя оставаться дома, пока те самые сто тысяч решат все проблемы.

После освобождения двух политзаключенных из СИЗО КГБ несложно увидеть стратегию, которую избрали власти. Во-первых, они продемонстрировали якобы готовность к диалогу. В том числе и внешним игрокам. Но это фикция. Освобожденные не могут быть выразителями интересов всего общества. Власть не уступит требованиям и не освободит всех заключенных. И не даст полноценно работать Координационному совету непосредственно в Беларуси.

В субботу многим показалось, что происходит определенный сдвиг. Лукашенко идет на послабление, меняет тактику. Но в воскресенье мы все убедились, какое это послабление. Я не вижу намеков на какой-либо диалог.

Сейчас обмануть кого-то такими мерами невозможно. Общество взрослеет, это очевидно.

Есть два игрока — белорусский народ и Россия. Речь не о белорусских властях, они сейчас в плотной кооперации с российскими. Лукашенко фактически находится в руках у Путина и ничего не может сделать. Он понимает, что все мосты на Запад разрушены, денег оттуда он уже не увидит. И все, что ему остается, выполнять распоряжения из Москвы.

Ни Тихановский, ни Бабарико не являются рукой Москвы. Москва разговаривает только с одним человеком. Лукашенко полностью от нее зависит, и с ним могут сейчас делать что угодно.

Как белорусский народ может повлиять на ситуацию? Только через мирный протест. Путину также выгодно ослабление протестов, чтобы Лукашенко мог реализовать московскую программу.

Запад в этой ситуации ничего не сможет сделать, если не будет договариваться с Путиным. И продолжение мирных массовых протестов легитимизируют более решительное влияние западных стран на Путина, попытки договариваться о компромиссах.      

Последнее в рубрике