Андрей Казакевич: «Белорусам уже понятно, что Лукашенко надо искать замену»
14.10.2020
Ирина Мурина, Ежедневник, фото: Еврорадио

Андрей Казакевич: «Белорусам уже понятно, что Лукашенко надо искать замену»

Почему прежней белорусская система уже не будет.

Беларусь вступила в фазу транзита. Белорусам уже понятно, что Лукашенко надо искать замену, считает директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич.

– В минувшую субботу Лукашенко встретился с белорусскими политзаключенными в СИЗО КГБ. Если цель была показать готовность к диалогу, то как объяснить, что уже на следующий день снова против протестующих применялись дубинки, водометы и светошумовые гранаты, причем, с неоправданной жестокостью?

– Встреча в СИЗО была вынужденной демонстрацией к диалогу. Вынужденной, в первую очередь, по причине внешнего давления. Внешним акторам (ЕС и России) нужно было показать, что есть какой-то диалог, есть движение в поиске общей политической основы для решения текущего политического кризиса.

Содержание данного разговора неважно, понятно, что здесь и речи не шло ни о каких переговорах.

Саму встречу, тем временем, некоторые аналитики посчитали проявлением слабости, в том смысле, что власть вынуждена идти на какой-то диалог, значит, механизмы воздействия, давления работают.

На самом деле, что-то действительно сработало, раз Лукашенко делает эти шаги. Раньше, если помните, он вообще отрицал необходимость и наличие каких-то  сил, с которыми можно вести диалог. А жесткие задержания в воскресенье и применение спецсредств против пенсионеров скорее всего должны были продемонстрировать, что встреча в СИЗО не отменяет того, что у власти есть сила, и если надо, они готовы ее применять. Демонстрация жестких мер должна была показать, чтобы никто не возымел иллюзий, что наступает оттепель и дальше можно продвигать свою повестку.

– На днях в МВД Беларуси заявили о готовности применять боевое оружие на акциях протеста. Какие последствия могут быть в связи с этим?

– По большему счету ничего нового сказано не было. Угрозы применения боевого оружия уже были в августе этого года. Но, я думаю, что все и так понимают, что такое возможно, никаких правил новых здесь нет. Эти высказывания демонстрируют, как я уже говорил ранее, что власть остается властью и у нее есть сила, и в случае необходимости она будет отвечать.

Однако, несмотря на все эти заявления, власти понимают, что эскалация насилия, то есть повтор того, что было 9-11 августа, может привести к очередному витку кризиса, и не только внутриполитического, но и внешнеполитического, привести к тому, что внешнее давление станет гораздо большим. В любом случае, нужно понимать, что применение силы – достаточно дорого для властей. Они ведь понимают, что это может привести к дополнительному давлению, внешнему в том числе. А вот этого внешнего фактора они боятся, на мой взгляд, больше всего.

– Сама радикализация протеста может сказаться на массовости протестов?

– Радикализация, мне кажется, это плохо для протестов, так как это будет отпугивать многих людей выходить. Люди по совершенно разным причинам могут отторгать насилие, кто-то, к примеру, не готов физически вступать в какие-то столкновения. Для таких людей протесты будут терять смысл.

В общем, это не самая хорошая стратегия для протестного движения. Тем более что мирный протест работает. Мы видим, что за два месяца произошли изменения, и власти ощущают себя неуверенно. Продолжение мирного протеста было бы самой правильной стратегией. Надо продолжать брать массовостью протестного движения.

– Как вы считаете, если Лукашенко все же сейчас удержится в президентском кресле, какие у него  перспективы? Режим, на ваш взгляд, обречен или у него все еще есть перспективы?

– Я думаю, что Беларусь вступила в фазу транзита, ведь всем понятно, что Лукашенко надо искать замену. Все больше это понимают в самой номенклатуре, я уже не говорю про оппозиционное движение, про Европу, Россию.

Мне кажется, в течение года должны произойти какие-то глубокие политические изменения. В любом случае, так как было до 9 августа, уже не будет.

– Какие факторы в первую очередь этому поспособствуют?

– Есть три фактора. Первый, это внутренняя политическая ситуация. Большинство населения, как мне кажется, и как показывают различные косвенные данные, не поддерживают Лукашенко и не довольны тем, как сегодня развивается ситуация в стране. Он потерял легитимность, и править ему будет очень сложно. Выполнение указов, реализация программ – как это все делать, люди ведь будут сопротивляться? То есть это будет неэффективное управление.

Во-вторых, крайне неблагоприятно для действующей власти сложилась внешняя политическая ситуация. Мы видим полное обрушение отношений с Западом и США. Неоправданное насилие делает Лукашенко абсолютно токсичным для всех демократических стран.

– А какие отношения сейчас с Россией?

– С Россией похожая ситуация. В отношениях нет доверия. России решать в Беларуси какие-то стратегические задачи становится все более сложно, потому что Лукашенко нелигитимен. Например, очень сложно будет заключать каике-то соглашения, так как население и оппозиция будет ставить под вопрос легитимность их заключения. Плюс они могут не признаваться Западом.

Кроме того, большой поддержки, прежде всего финансовой, власть в Беларуси сейчас также не получает. И поэтому непонятно, на чем эта система может дальше функционировать. Сегодня все внешние акторы настроены на транзит.

– Вы говорили, есть три фактора…

– Третий фактор – это сама номенклатура. В ней также идут сложные процессы. Правящая элита хотя более-менее едина, но затягивание ситуации, которая сейчас сложилась, наносит урон для финансовых интересов отдельных групп чиновников среди аппарата. Становится все очевиднее: пока Лукашенко у власти, стабильности не будет, а издержки будут постоянно.

Кроме прочего, до нынешнего года в правящем классе был баланс между силовиками и другими группами, а сейчас он очень сильно сместился в сторону силовиков, которые фактически сегодня все контролируют. Это, конечно, противоречит интересам всех остальных, включенных в принятие решений. Опять же эта ситуация может разрешиться, если разрешится политический кризис, а он разрешится, скорее всего, только в случае отставки Лукашенко.

Также сегодня большинство чиновников убраны из зоны комфорта, к которой они привыкли. Раньше им все подчинялись, не надо было общаться с населением, решать какие-то политические задачи, сейчас же им приходиться заниматься всем этим, и положить конец данной ситуации может только транзит, это уже очевидно. Только отставка Лукашенко может это все решить.

Получается, что все эти три факторы говорят о том, что вся система в том виде, в котором она была, работать не будет.

Последнее в рубрике