Андрей Елисеев: Процесс вымывания мозгов из Беларуси будет усиливаться
23.10.2020

Андрей Елисеев: Процесс вымывания мозгов из Беларуси будет усиливаться

Именно экономические мигранты будут составлять основную массу выезжающих в ближайшие месяцы. Особенно в том случае, если политическая ситуация не изменится.

Об этом пишет политолог, основатель EAST-центра Андрей Елисеев на своей странице в Facebook.

Алексей Бегун, глава Департамента по гражданству и миграции МВД, поведал, что с начала осени в Польшу выехало около 10 тысяч белорусов. Цифра немалая, и дала почву для некоторых спекуляций.

Насколько можно понять из слов Бегуна, разговор не идет исключительно про безвозвратную миграцию. Речь, по всей видимости, о числе граждан Беларуси, которые с начала сентября пересекли белорусско-польскую границу, и к этому времени не вернулись в Беларусь.

Часть из них въехали по трудовым договорам, часть вообще держали путь в другую страну через Польшу; пограничные органы Беларуси не уточняют конечный путь следования. Но выезд определенной части белорусов был, несомненно, связан с репрессиями.

Чтобы точнее судить этой цифре и в целом – о миграционных тенденциях, лучше ориентироваться на статистику принимающей страны. Заместитель внутренних дел Польши Бартош Градецки сообщил, что с 18 августа в Польшу въехали 707 граждан по особому режиму.

Речь про три схемы: прошения об убежище (170, еще 74 в процессе), обладатели гуманитарных виз (399) и участие в программе для предпринимателей Poland. Business Harbour (более 100 человек).

При этом, по польским данным, и гуманитарных виз, и виз в рамках Poland. Business Harbour выдано в несколько раз больше, но их обладатели то ли еще готовятся к отъезду, то ли передумали. Очевидно, что многие сотни белорусов еще будут въезжать по одной из трех упомянутых схем.

Большие ли эти цифры?

Да, они беспрецедентно высокие, особенно учитывая, что процесс продолжается. А также то, что обычно белорусы просят убежище в самом крайнем случае. И многие из тех, кто действительно подвергаются дискриминации и подвергается репрессиям, предпочитают легализоваться в иностранном государстве, например, через трудовой контракт, нежели ходатайствовать об убежище.

В прошлом году всего 35 белорусов попросили убежище в Польше. В 2011 году (год, который начался с массовых репрессий после выборов 19 декабря 2010 года) международной защиты в Польше попросили 80 жителей Беларуси.

То есть, эта цифра уже превзойдена в разы. Многие обладатели гуманитарных виз в случае отсутствия такого механизма, также наверняка использовали бы возможность подачи прошения об убежище. Так что уже просто из этой динамики человек, не имеющий ни малейшего представления о событиях в Беларуси, мог бы смело предположить, что в стране начало твориться что-то очень нездоровое и в больших масштабах.

Из стран Евросоюза на Польшу приходится относительно небольшая часть прошений об убежище гражданами Беларуси. Последние пару лет первой тройкой стран ЕС по количеству таких ходатайств были Германия, Франция и Голландия.

Сравнение числа прошений об убежище и выданных гуманитарных виз позволяет косвенно судить лишь о масштабах репрессий в Беларуси. Именно экономические мигранты будут составлять основную массу выезжающих в ближайшие месяцы. Особенно в том случае, если политическая ситуация не изменится, никакой демократический транзит не начнется, а экономику всколыхнет не встряска, а шторм.

Пока отъезд также несколько сдерживают объективные сложности из-за коронавирусной эпидемии, препонов в получении виз в связи с дипломатическим конфликтом Беларуси и Евросоюза.

Потому замечание Бегуна о том, что «страна не чувствует значительной утраты трудовых национальных ресурсов» слишком преждевременно и оптимистично. Процесс вымывания мозгов из Беларуси идет и будет лишь усиливаться.

Последнее в рубрике