Андрей Егоров: Сейчас спецслужбы мобилизуют практически все свои ресурсы
21.09.2020
Юрий Камнев, Thinktanks.by, фото: РБК

Андрей Егоров: Сейчас спецслужбы мобилизуют практически все свои ресурсы

Люди, прошедшие через застенки белорусской пенитенциарной системы, возвращаются на протесты с еще большей мотивацией, считает член Координационной рады, старший аналитик директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров.

— Можно говорить о том, что в принципе протесты не затихают, динамика протестов продолжается. Правда, не очень понятно, сколько людей принимало участие во вчерашней акции протеста в Минске: силовым структурам удалось разбить участников акции по группам, колоннам, — происходило массовое хаотическое движение по всему городу. Поскольку концентрации людей в одном месте не было, очень сложно оценить общее количество участников акции.

С другой стороны, это свидетельствует о том, что силовики анализируют ситуацию и меняют методы противодействия: если раньше им не удавалось предотвратить концентрацию людей, то вчера это у них получилось. Это обстоятельство следует учитывать и тоже менять тактику уличной борьбы: ошибки, которые допускают протестующие, сейчас довольно очевидны.

— Обращает на себя внимания тот факт, что вчера впервые, пожалуй, после 9 августа силовики пытались одновременно брутально задушить протесты не только в Минске, но и в Бресте, Гомеле, Гродно. Почему?

— Практически две недели силовики действуют достаточно жестко во время массовых задержаний; в Минске это проявилось чуть раньше, но и в регионах происходит блокирование людей, массовые задержания.

Власти силовым методом хотят погасить протесты. Но сейчас жестокость и брутальность действий не дает ожидаемого эффекта, потому что люди пока готовы нести издержки, связанные с задержанием, с возможным арестом, возможными стычками с милицией, — они понимают риск и сознательно идут на него.

— В интернет выбросили карту мест Минска, где силовики устроили засады на протестующих – весь город оказался в кордонах силовиков. В областных центрах, судя по видео, тоже море силовиков. Какие силы брошены на подавление мирных протестов? Это сотрудники МВД либо путинская помощь прибыла?

— Нет, я не думаю, что на стороне белорусских силовиков действуют легионеры. Это значит, что сейчас спецслужбы мобилизуют практически все свои ресурсы. Нужно учитывать пропускную способность репрессивного конвейера, ограничения на количество задерживаемых, — задерживая тысячу человек одновременно, половину из них приходится отпускать, потому что дальше с ними ничего не могут сделать. Это обстоятельство также нужно учитывать при корректировке тактики уличных протестов. Грубо говоря, если до начала акции автозаки уже забиты задержанными, то во время самой акции силовики не смогут никого задержать.

— Если судить по вчерашнему дню, какая сторона демонстрирует больший предел терпения?

— Сложно судить. С одной стороны, постоянное участие в протестах повышает мотивацию для участия в мирном протесте. Но, безусловно, существует физическая и психологическая усталость от постоянного нахождения в качелях «воодушевление-депрессия», которые каждый из нас переживает уже 47 дней.

С другой стороны, постоянные протесты изматывают силовиков, которые пребывают в постоянном режиме сверхмобилизации. Мобилизован практически весь состав органов внутренних дел, который бросается только на подавление уличного протеста, и даже ГАИ используют как средство задержания или подавления. Внутри силовой системы существует напряжение, которое только растет. Прогнозировать, у кого раньше сдадут нервы и все закончится силой, невозможно. Очевидно, что у силовиков есть порог выдержки, после которого они могут сломаться.

— Жестокость силовиков, которая вернулась на улицы белорусских городов, тоже объясняется их усталостью?

— Понятно, что сила применяется с целью остановить протесты. С другой стороны, применение силы повышает цену участия в массовых акциях: люди видят, как участники демонстраций подпадают под дубинки и силовое воздействие, понимают цену и могут отказаться от участие в шествиях. Но по сравнению с первыми днями протестов, насилие не такое брутальное.

— Вы недавно были осуждены на 10 суток и большую часть этого срока провели в СИЗО Жодино. Люди, прошедшие через застенки, возвращаются в протесты или отказываются выходить на улицу?

— Они возвращаются, причем у людей, которые попадают на сутки, довольно высокая мотивация к возвращению. Они понимают неизбежный риск и готовы рисковать.

— В каких условиях сегодня содержатся арестованные?

— В стандартных дегуманизирующих условиях обращения – никакого уважения к человеческому достоинству. Но это лишь общая характеристика того, как белорусская пенитенциарная система обращается с людьми. Ничего хорошего там нет, кроме людей, сидящих вместе с тобой. Это люди из разных социальных групп, которые разделяют твои установки и убеждения. И по этим людям  видно, что все белорусское общество сейчас объединено.

Последнее в рубрике