Аналитик: «Кто-то должен говорить от имени сотен тысяч людей»
15.08.2020
Татьяна Гусева, Салiдарнасць, фото Игоря Мелешко

Аналитик: «Кто-то должен говорить от имени сотен тысяч людей»

Политолог — о том, чего должны добиться от властей протестующие, и могут ли устроить провокацию на мирной акции.

Политолог — о том, чего должны добиться от властей протестующие, и могут ли устроить провокацию на мирной акции.

— То, что происходит в Беларуси, мы не можем назвать это громким словом революция, — рассказывает в интервью «Салідарнасці» старший аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров. — Это беспрецедентно массовые протесты против фальсификации выборов, где люди требуют перемен. Они оскорблены циничным поведением властей, ощущают, что у них украли их голоса и выходят их защищать.

С одной стороны, мы видим растущее движение, с другой — беспрецедентный уровень насилия, жестокости со стороны властей по отношению к протестующим. Масштаб репрессий в 5-6 раз выше по количеству задержанных, чем было когда-либо в истории Беларуси.

Применение резиновых пуль, шумовых гранат, водометов, избиения людей в изоляторах, страшные истории про пострадавших детей. Две смерти, о которых известно, чудовищные действия со стороны властей. Все это вызывает еще большее возмущение людей и новую волну солидарности.

Женщины в белых платьях с цветами — это поддержка пострадавших, жертв, в том числе это дань уважения к ним. Беспрецедентный уровень распространения по всей стране: ширится забастовочное движение, новые предприятия присоединяются. Это создает серьезные угрозы для власти.

Эксперт обращает внимание: все эти процессы происходят децентрализованно.

— С одной стороны, это хорошо, потому что их сложно подавить — они происходят спонтанно, сами собой. С другой стороны, протестующим нужна политическая символическая репрезентация — кто-то должен выражать их требования. Кто-то должен говорить от имени сотен тысяч людей, которые сегодня протестуют на улицах белорусских городов.

Андрей Егоров напоминает об озвученным вчера требованиям к властям штаба Виктора Бабарико: прекращение насилия, освобождение всех политических заключенных и назначение новых выборов.

— Это является ясной позицией, выраженной теми, кто был лидерами в ходе избирательной кампании. Они имеют легитимное право выставлять такие требования. Мне кажется, что они разумны, и этого хотят и требуют люди.

Поведение властей политолог характеризует как тактическое отступление.

— Заявление министра МВД, что он берет на себя вину «за случайно пострадавших» людей, в общем ничего не меняет, поскольку уровень насилия беспрецедентный. Но тем не менее, это попытка изменения риторики в отношении того, что происходит.

Власти понимают, что дальше брутальными методами не могут справиться с ситуацией. Точно так же ведет себя Наталья Кочанова, которая говорит: нам не нужна война, призывает к деэскалации и обещает выпустить всех задержанных. Видимо, это касается только административно задержанных, а не всех политзаключенных.

Кочанова апеллирует в своем выступлении, что президент разберется с чрезмерным применением силы, реагируя на просьбу трудовых коллективов. Власти словно не видят, что массово протестуют люди по всей стране.

Сейчас очень важно не поддаться искушению и не простить им это все. Для развития и действительного достижения перемен мы должны понимать, что это только тактическое отступление.

Сейчас наоборот нужно наращивать сопротивление, выходить снова, должны присоединяться новые предприятия к этому движению, возникать новые типы летучих спонтанных акций.

Мы должны видеть рост солидарности, который происходит в разных формах. Это должно продолжаться. Мы должны заставить власти пойти на переговоры с протестующими.

— Могут ли власти устроить провокацию на мирной акции, чтобы подавить протест?

— Такое может быть. Мне кажется, учитывая технику работы спецслужб, если они захотят это сделать, этого практически невозможно избежать.

Если вдруг что-то произойдет, нам будет очевидно, кто и почему это сделал. Они могут достигнуть своей цели. Они могут убить двух человек, изнасиловать кого-то, избивать сотни людей, но мы знаем, что насилие идет не с нашей стороны.

Мы сохраняем мирный протест. Будем видеть, кто несет ответственность за возможные провокации. Я надеюсь, что общество адекватным образом воспримет такого рода вещи и ответит еще более мощной волной солидарности.

Последнее в рубрике