Нефть, молоко, мясо: за какую соломинку цепляется правительство?

Почему ЕБРР ухудшил прогноз по белорусской экономике?

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) прогнозирует продолжение рецессии в Беларуси в 2017 году на уровне 0,5%, отмечается в майском обзоре региональной экономики (Regional Economic Prospects). В ноябре прошлого года прогнозировался рост на уровне 1%. А ведь белорусское правительство планирует прибавить 1,7% ВВП.

Можно ли опровергнуть пессимистический прогноз ЕБРР — об этом доктор экономических наук профессор Борис Желиба.

— При прогнозах нужно учитывать множество факторов, которые действуют разнонаправлено. Если Россия возобновит прежние поставки нефти, то валютная выручка и ВВП имеют шансы оттолкнуться от дна и подняться, — считает экономист.

Он допускает, что белорусское правительство добьется небольшого роста  ВВП: пусть не 1,7%, но 0,3-0,5%.

— Тут могут подыграть и цены на нефть, если пойдут в рост, — подчеркивает Борис Желиба.

Впрочем, международные эксперты полагают: если смотреть на соотношения спроса и предложения в перспективе их движения, то в этом году, так же как в 2016-м, средняя цена барреля марки Brent должна установиться где-то в районе 45 долларов. И возможно, цена на нефть опустится до более низкого уровня, может даже до 40 долларов.

— Но рост 0,3-0,5% — это на уровне статистической погрешности, — отмечает Борис Желиба. — Могу предположить, что получить небольшой плюсик помогут и Белстат, и Минэкономики.

— Только ли рост цен на нефть и объемы ее поставок в Беларусь влияют на рост ВВП? А где все остальное?

— Именно эти внешние факторы всегда были решающими. Нефть – это наши нефтепродукты, треть нашей валютной выручки, большая часть ВВП. Конечно, российские кредиты тоже позволят немного подбросить денег предприятиям и за счет эмиссионного фактора немного приподнять ВВП. Но никуда не исчезает проблема того, что нужно поднимать экономику. И она в дальнейшем будет стоять более остро, если правительство не займется проведением реформ, и в последующие годы плюс снова может смениться минусом.

Промышленным гигантам все время подбрасывают из бюджета деньги, кредиты, потому они и гиганты. Там работают тысячи человек, и надо, чтобы они работали. Иногда МТЗ может отрапортовать, что у него отгрузка тракторов в каком-то месяце существенно поднялась. У МАЗа положение хуже.

Пока белорусская модель остается прежней, ее совершенствовать можно до бесконечности, но большого толка от этого не будет. Здесь много экономического оптимизма, а он граничит с экономической пропагандой. Но с каждым годом население верит в это все меньше и меньше, если верит вообще.

— Еще звучат высокие реляции по поводу экспорта сельхозпродукции в ту же Россию. Насколько это важно для белорусской экономики?  

— Сельхозпродукция, в основном, мясо и молоко – это наша третья экспортная позиция после нефтепродуктов и удобрений. Тут, конечно, играет роль и фактор урожайности. Если будет хороший год, то мы можем получить существенную прибавку, которая подтолкнет вверх ВВП.  

Другой вопрос, что этот экспорт дается нам дорогой ценой. Зачастую он убыточен. Просто есть стремление получить российскую валюту, поэтому, не считаясь с затратами, стараются увеличить эти поставки.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 19
  • Балл: 4.5