Экономика по-эстонски: большие реформы маленькой страны

За последние 20 лет Эстония показала всем государствам постсоветского пространства, что такое эффективная экономическая «перестройка».

Почему эта небольшая страна быстрее и успешнее всех повернула опыт и поддержку Запада во благо своих граждан? С чего начинался долгий путь к резкой смене экономического курса? Что сделано за последние годы и какое будущее ждет эстонцев?

В 1999 году Эстония стала членом Всемирной торговой организации, в 2004-ом — НАТО и ЕС. А в 2011 страна полностью перешла на евро. Сегодня прибалтийская республика наравне с развитыми странами Европы занимает высокие позициях во многих мировых рейтингах. Корни такой «успешности» уходят глубоко в историю.

История «с характером»

И во времена СССР и до его существования Эстония отличалась «индивидуалистическими» нравами. Исторически сложилось так, что люди здесь привыкли рассчитывать не на государство, а на самих себя. Подобная независимость мышления характерна для протестантизма, который процветал в стране долгие годы. Веками ценился престиж здешнего образования: уже в XIX столетии почти все население Эстонии было грамотным.

— На «уникальность» экономического пути последних лет серьезно повлияла и память о довоенной независимости. Идея частной собственности и популярность малого бизнеса передавалась из поколения в поколение. Даже во время насильственной коллективизации в стране процветало индивидуальное производство и власть советов ничего не могла с этим поделать, — поясняет экономический эксперт и предприниматель Райво Варе.

Варе констатирует: советское руководство всегда ощущалось эстонцами чуждым и навязанным. Поэтому когда дело дошло до реформ, они были очень амбициозными, радикальными и решительными.

География тоже сыграла не последнюю роль в экономических преобразованиях. Почти все тысячелетие эта территория была крупным каналом международной торговли, в итоге страна имеет сейчас современную развитую портово-железнодорожную систему. Во время частых торговых «путешествий» местные жители знакомились с культурой и экономическим укладом других стран, например, Финляндии, что также повлияло на «особенный» путь развития, который пришлось искать небогатой на природные ресурсы Эстонии.

— В советское время по ряду причин у нас не было сверхмощной промышленности и множества крупных производств, а также военно-промышленного комплекса, завязанного на другие производства по всему СССР. Поэтому у наших предприятий был более высокий потенциал быстрого приспособления к новым условиям, — объясняет Райво Варе.

Радикальные реформы. Валюта, цены и ЕС

Ключевым фактором успешности экономических преобразований стала та решительность и скорость, с которой они стартовали в начале девяностых. В 1992-м Эстония первой вышла из рублевой зоны и ввела национальную валюту. В том же году молодое эстонское правительство провело либерализацию цен, внешней и внутренней торговли. В 94-ом заключили соглашения о свободной торговле с Европейским союзом, что дало возможность свободно торговать с ЕС наравне с восточноевропейскими странами.

— Пошаговая экономическая либерализация позволила забыть о дефиците товаров и услуг времен социализма и превратила Эстонию в страну с наименьшим уровнем коррупции и самой свободной торговлей среди всех стран бывшего Союза. — отмечает независимый эксперт, выпускник магистратуры факультета политологии и международных отношений Университета Кента (Великобритания) Кирилл Родионов.

— Важным ноу-хау денежной реформы стала привязка эстонской кроны к немецкой марке. Страна отказалась от проведения собственной денежной политики и взяла на себя обязательство сбалансировать госбюджет. После этого инфляция начала зависеть от платежного баланса (движение денежных средств в виде платежей из страны в страну).

Прочная привязка к надежной валюте стала возможной благодаря немалым резервам страны. Еще до Второй мировой войны запасливое правительство Эстонии разместило золотые запасы в Великобритании, Швейцарии и Швеции. А в 1990-е они вернулись на родину. Вот почему эстонцы меньше всех ощутили последствия кризиса в конце девяностых.

В 1992-м году заработало Агентство приватизации, которое взялось за выполнение программы при поддержке Минфина Германии. Уже через 2 года около 80% госпредприятий сменили собственника, 40% проданы иностранным компаниям. 65% средних предприятий также оказали в руках частников. Каждый год появлялись около 10 000 различных фирмочек. 

— Рыночная реформа заложила фундамент для стабильного экономического роста с 1995 по 2007 год. Исключением стал только спад в 1999-ом. За это время безработица сократилась в 2 раза — до 5,5%. В страну потекли реки прямых иностранных инвестиций: с 1994 до 1998 года их объем увеличился вдвое — до 581 миллиона долларов, — констатирует Родионов.

  • Оцени статью: