Что нужно, чтобы признать задержанных по «делу патриотов» политзаключенными?

На белорусских правозащитников обрушились с обвинениями в том, что они не признают политзаключенными заключенных по «делу патриотов».  Почему так происходит и в каком случае арестованные активисты получат статус политических заключенных — об этом правозащитник Белорусского Хельсинкского Комитета Олег Гулак.

Олег Гулак. Фото: Алесь Пилецкий, Еврорадио

«Есть два вида политзаключенных, ― объясняет Олег Гулак. ― По одному мы требуем безусловного освобождения, это, прежде всего, когда речь идет о политических статьях вроде «деятельности от имени незарегистрированной организации», либо, когда ведется преследование за деятельность, которая защищена международными стандартами (журналистская, правозащитная). И второй случай ― когда мы считаем дело политическим, но требуем пересмотра дела справедливым судом. Это происходит в тех случаях, когда есть с одной стороны действия, которые были не в рамках закона, но которые вызвали неадекватный приговор и нарушение процедур».

Критерии, разработанные белорусскими правозащитниками и их зарубежными коллегами, необходимые для признания арестованных политзаключенными:

1. Очевидно политический характер дела.

2. Политически мотивированное уголовное преследование.

3. Лишение свободы в любой форме.

4. Нарушение прав.

По словам Олега Гулака, «дело патриотов» и «Белого легиона», носит политический характер, так как оно используется государственными СМИ как пропагандистский инструмент. Но оно имеет ряд юридически противоречивых моментов:

«Сами действия, которые инкриминируются, например, Лозовскому, как организация группировки, ― эта деятельность защищена стандартами? Нет. Поэтому остается вопрос, насколько эти обвинения имеют под собой обоснование, насколько на самом деле Мирослав Лозовский мог и участвовал в этом. Есть сомнение, что это так, но это только сомнения. Пока не было суда, открытого процесса, на котором можно было увидеть, насколько это обвинение имеет под собой серьезные обоснования, до этого момента нет, на наш взгляд, нет оснований этот вопрос предметно рассматривать».

По мнению правозащитника, в 2010 году признание арестованных за участие в массовых беспорядках политзаключенными было очевидным. Мол, сами правозащитники присутствовали на площади и не зафиксировали факта массовых беспорядков. Теперь же речь идет о «подготовке» ― а это действия, которые невозможно отслеживать.

«Если суд будет закрытым и будут явно нарушаться процедуры, если адвокаты не будут иметь возможности работать со своими клиентами, если не будет открытого процесса и если общество не будет иметь возможности получить информацию о том, что происходит, то при таких основаниях вопрос нами будет рассматриваться», ― резюмирует Гулак.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 2
  • Балл: 2