«Шокированная» экономика: насколько девальвация бьет по ценам, а напечатанные деньги – по ВВП

Экономисты Исследовательского центра Института приватизации и менеджмента Игорь Пелипась и Глеб Шиманович на основе построенной GVAR-модели проанализировали влияние на экономику Беларуси внутренних и внешних шоков, связанных с мировыми и региональными экономическими тенденциями.

Результаты исследования опубликованы в мартовском номере «Банковского вестника».

В частности, исследование показало наличие взаимосвязи между обменным курсом и инфляцией. «Отрицательный шок обесценивания белорусского рубля сопровождается статистически значимым увеличением уровня цен. Девальвация на одно стандартное отклонение (на 7,7%) связана с одновременным ростом потребительских цен на 2%. В течение года данный эффект увеличивался до уровня инфляции в 8%», - отмечается в статье.

Шок обесценивания рубля также сопровождается сокращением реального ВВП, причем этот эффект сохраняется в долгосрочном периоде, хотя его масштаб не столь высок, как в случае влияния на инфляцию.

Не нашло подтверждения достаточно распространенное в Беларуси убеждение о дефиците денежной массы в стране. Исследование показало, что увеличение широкой денежной массы (М3) также сопровождается ускорением инфляции и сокращением экономической активности. «Положительный шок предложения денег может иметь краткосрочный стимулирующий эффект на экономику страны, но создавать при этом инфляционное давление. Однако высокие инфляционные ожидания и долларизация делают стимулирующий эффект роста предложения денег невозможным для Беларуси», - предупреждают эксперты ИПМ.

Напротив, положительный шок предложения денег сопровождается сокращением ВВП в долгосрочном периоде. Кроме того, он приводит к статистически значимому ускорению инфляции. Данный эффект сохраняется в течение трех лет.

Из внешних шоков экономисты анализировали влияние цены на нефть, что считается важным фактором экономического роста Беларуси. Важным фактором, определяющим взаимосвязь экономики Беларуси и цен на нефть, называют значительную зависимость ее основных торговых партнеров – стран СНГ от экспорта сырьевых и энергетических товаров. «Соответственно, цена на нефть предопределяет состояние спроса на основных для Беларуси внешних рынках», - поясняют эксперты. Исследование показало, что увеличение цены нефти на одно стандартное отклонение (на 15%) ведет к росту реального ВВП на 1% к концу года. Статистическая значимость данного эффекта сохраняется на протяжении трех лет.

Схожая по масштабу и направлению реакция на положительный шок цены нефти наблюдается и для ВВП России и других стран СНГ, отмечено в статье. При этом в случае России этот эффект более устойчив во времени, чем в Беларуси и других странах региона. Напротив, экономический рост развитых стран не связан с динамикой цен на нефть: импульсный отклик реального ВВП США, Японии, стран ЕС на шок цены на нефть статистически не отличим от нуля.

При этом стоимость нефти влияет на уровень инфляции в развитых странах, определяя уровень издержек производства. В странах СНГ такой эффект характерен только для Беларуси. Причем статистически значимым он становится только по истечении трех лет и является следствием постепенного наращивания денежной массы, которое происходит на протяжении четырех лет после шока. «Такая взаимосвязь может быть объяснена тем, что благоприятная внешняя среда позволяет смягчить монетарную политику, следствием чего является возникновение инфляционного давления в долгосрочном периоде, когда положительный эффект роста цены нефти на ВВП начинает уменьшаться», - предполагают авторы.

В России и других странах СНГ увеличение цен на нефть также сопровождается укреплением национальной валюты на фоне улучшившихся условий торговли, но этот эффект краткосрочный.

«Обменные курсы других стран также укрепляются относительно доллара вследствие роста цены на нефть. Это связано с тем, что цена на нефть установлена в долларах США и, следовательно, между нею и обменным курсом доллара существует обратная зависимость. В связи с этим отсутствие статистически значимой реакции обменного курса белорусского рубля на шок требует дополнительного анализа», - обращают внимание экономисты, добавляя, что это может быть следствием продолжительного периода действия режима фиксированного обменного курса к доллару.

Согласно полученным оценкам, эластичность ВВП Беларуси относительно динамики ВВП стран – торговых партнеров достаточно низкая. При этом в долгосрочном периоде прямая зависимость становится статистически значимой. Эксперты полагают, что замедленная реакция экономики Беларуси на изменение экономического положения в странах – торговых партнерах может быть связана с продолжительным периодом, когда экономический рост поддерживался за счет стимулирования внутреннего спроса.

«При этом состояние российской экономики всегда оказывало значительное влияние на экономический рост в Беларуси. Однако результаты моделирования показали, что шок увеличения ВВП России оказывает значительное влияние на темпы экономического роста Беларуси только в течение полугодия. Вероятно, это также связано со значительной коррелированностью российского ВВП и цен на нефть, которая означает, что в применяемой нами спецификации шок ВВП России частично заложен в шоке цены нефти», - отмечено в статье.

  • Оцени статью: