Как научить белорусов распоряжаться общественными деньгами

Почему местные чиновники не руководствуются интересами населения?

В Беларуси готовят Концепцию развития местного самоуправления до 2030 года.

Нет общины – нет субъекта

В Беларуси нет местного самоуправления, только его зачатки, считает председатель ПОО «Фонд имени Льва Сапеги» Мирослав Кобаса. Среди главных проблем эксперт называет принадлежность коммунальной собственности государству, недостаток профессиональных кадров, отсутствие понятия общины и вопросы по административно-территориальному делению.

— Нет понятия «община» — нет субъекта, — подчеркивает Мирослав Кобаса.

Мирослав Кобаса

В Беларуси говорят о «бюджете административно-территориальной единицы».

— То есть бюджет направлен не на людей, а на территорию, — поясняет эксперт. — На первом месте общегосударственные интересы, которые не всегда совпадают с интересами простого человека. Это видно на примере строительства АЭС и многих других.

В соседней Украине с апреля 2014 года началась реформа местного самоуправления. Ее цель — чтобы люди самостоятельно решали локальные вопросы. Одновременно в стране проходит реформа государственной региональной политики. По словам экспертов, проведение двух реформ укрепляет и административно-структурную, и экономическую составляющую, а также стимулирует местные власти заниматься проблемами граждан.

— Главная задача нововведений – обеспечить гражданам комфортную среду в планировании территории, предоставить административные права. В советское время местный чиновник не думал о развитии, он должен был выполнять госплан, — рассказывает Сергей Максименко, эксперт проекта «Поддержка реализации государственной региональной политики в Украине» программы «U-LEAD with Europe». — Сейчас местная власть должна учить людей заниматься местным (желательно устойчивым) развитием.

В Украине интенсивно создаются территориальные общины за счет объединения жителей населенных пунктов. Каждая община выбирает своего представителя, который должен регулировать местные вопросы.

— Суть реформы не только в укрупнении территорий, но и в повышении их устойчивости. Если в деревне живет 500 человек, налоговая база очень слабая. Для полноценного финансирования в конце 2014 года проведена фискальная децентрализация, произошло перераспределение государственных налогов, благодаря чему общины стали получать в 2-4 раза больше доходов. В местные бюджеты пошли подоходный налог, налог с подакцизных товаров и другие, — говорит Сергей Максименко.

Отдаст ли «вертикаль» деньги местным Советам?

Отказаться от третьего уровня?

В Беларуси тоже назрели проблемы с административно-территориальным делением. Эксперты давно дискутируют: нужно ли сохранять трехуровневую систему (областной, районный и первичный уровни) или переходить на двухуровневую (объединить районный и первичный уровни)?

Если все оставить как есть, необходимо первичный уровень власти наполнять функциями, бюджетом. Ведь многие запросы граждан он не в состоянии удовлетворить.

Децентрализация, считает Мирослав Кобаса, Беларуси тоже необходима, но подходить к делу следует с умом. Сегодня существует проблема ответственности – выбранные народом представители практически не влияют на жизнеобеспечение людей – транспорт, медицина. За это отвечают исполкомы, подконтрольные не людям, а властям.

— В других странах у госадминистрации иные функции. У нас идет игра в одни ворота – зачем исполкомам руководствоваться интересами людей, если местные чиновники подчиняются вышестоящему руководству? — говорит эксперт. — К реформе нужно подключать граждан, неплохо бы ввести общественные бюджеты – это может поспособствовать, например, удешевлению услуг ЖКХ на 20-30%.

«Или вы не то предлагаете, или не даете мотивации»

В Украине с проведением децентрализации возникла проблема «в головах». Казалось бы, денег в разы больше — развивайся. Но чиновники на местах не привыкли самостоятельно распоряжаться местным бюджетом. По словам Сергея Максименко, некоторые общины попросту не знали, что с ним делать.

— Вопрос не в том, сколько у тебя сегодня денег, а в том, что у тебя их больше. Более того, государство каждый год выделяет часть бюджета на развитие инфраструктуры территорий громад. Это что-то наподобие конкурса. Но деньги дают только тем территориям, которые предоставили социально-экономический план развития и конкретный проект, на финансирование которого они претендуют. На одну общину приходится от 10 до 20 млн гривен, — рассказывает украинский эксперт.

Его белорусские коллеги не исключают, что белорусы тоже отвыкли распоряжаться общими деньгами.

— Люди долгое время были отстранены от принятия решений. У нас очень сильны иждивенческие настроения. В частности, здесь сильный невостребованный потенциал вовлечения граждан в управление. Некоторые говорят, что народ на местах пассивный, им ничего не надо. Это неправда: или вы не то предлагаете, или не даете мотивации, — считает Мирослав Кобаса.

И эксперты, и власть отмечают, что в стране упало качество кадровой подготовки на местном уровне. Например, из университетской подготовки убрали специальность «Местное самоуправление», осталось только «Местное управление». В стране 135 советов, где работает всего лишь 270 человек, т.е. председатель и помощник в каждом. Зато в исполкомах, которые подотчетны властям, — 18 тысяч сотрудников.

Мирослав Кобаса предостерегает, что реформу нужно проводить очень аккуратно, потому что все изменения коснутся повседневной жизни человека. Здесь нужно руководствоваться принципом «семь раз отмерь, один раз отрежь». К тому же, такая серьезная и чувствительная реформа – дело не одного дня.  По прогнозам эксперта, Беларуси потребуется 15-30 лет для ее укоренения.

Эксперт: Калі беларусы не здольныя да самакіравання, чаму ж ім давяраюць выбіраць кіраўніка дзяржавы?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 4.2