«Тесная интеграция с Россией означает для Беларуси поглощение»

Хотят ли белорусы единой с Россией валюты и конституции?

Эксперты прокомментировали  Завтра твоей страны заявление Александра Лукашенко о неготовности двух народов к тесной интеграции.

В интервью межгосударственной телерадиокомпании «Мир» Александр Лукашенко заявил, что пока рано говорить о полноценном формировании Союзного государства со всей присущей ему атрибутикой — общей конституцией и единой валютой:

— Мы сегодня к этому не готовы. И не столько белорусы, сколько россияне, российское руководство. Но надо тогда решать другие вопросы. Что касается людей — мы немало сделали. Теперь надо на экономику посмотреть.

Николюк: Ни один авторитарный лидер на это не пойдет

— Белорусская власть в этих вопросах (единая валюта и конституция — ЗТС) всегда руководствовалась античным принципом, который звучит примерно так: «Лучше быть первым в Галлии, чем вторым в Риме», — считает политолог Сергей Николюк.

Сергей Николюк

Любая тесная интеграция Беларуси и России, учитывая их объективно абсолютно разные весовые категории, по мнению эксперта, «означала бы для нашей страны поглощение, превращение ее в несколько дополнительных субъектов Российской Федерации».

— Ни один авторитарный лидер на это не пойдет, в том числе и Лукашенко, — уверен политолог.

Вот почему, говорит Сергей Николюк, белорусские власти уже третье десятилетие строят свои отношения с Россией по принципу: «Не учите меня жить, лучше помогите материально».

— За такую интеграцию не только Александр Лукашенко и вся белорусская элита двумя руками «за» — её поддерживает абсолютное большинство белорусов. Собственно, по этой схеме два последних десятилетия интеграция и развивалась, — подчеркивает собеседник.

За более тесную интеграцию с Россией, включая общие деньги, армию и другие атрибуты государственности, по данным Независимого института социально-экономических и политических исследований (прекратил опросы в Беларуси в августе 2016 года) десять лет назад выступала одна пятая часть опрошенных белорусов. Последний раз такой вопрос звучал в 2014-м, и тогда количество утвердительных ответов составило около 10%.

— Что бы мы ни говорили, более двадцати лет жизни в белорусском государстве формируют свою идентичность. Ведь сегодня белорусы, как бы они ни относились к России, свои личные вопросы вынуждены решать с белорусским государством. Связано ли это с образованием, медициной, получением пенсии, — говорит Сергей Николюк.

По его мнению, позитивный образ белорусского государства возник в нулевые годы, когда достаток белорусов уверенно рос.

— А вот российское государство, хоть там и уровень достатка выше, имеет ряд негативных моментов: в первую очередь терроризм, периодически возникающие горячие точки — как внутренние, так и внешние. Что белорусов, безусловно, отталкивает, — резюмирует эксперт.

Класковский: Вся эта так называемая братская интеграция была фальшивой и хитрой с самого начала

Политический обозреватель Александр Класковский считает, что про единую валюту и конституционный акт Союзного государства глава государства вспомнил сейчас ради красного словца. В принципе из всех элементов интеграции Александр Лукашенко всегда последовательно делал акцент на равных условиях хозяйствования.

— И в этот раз он возмущался, что россияне, мол, не обеспечивают эти равные условия. Подчеркнул, что белорусским предприятиям газ обходится в пять раз дороже, чем российским, — говорит Александр Класковский.

На самом деле и белорусское государство накручивает цены, продавая газ предприятиям.

Александр Класковский

Эксперт напоминает, что принцип равнодоходных цен был закреплен в интеграционных соглашениях, но очевидно и то, что российская сторона не спешит делиться прибылью от продажи энергоносителей. И в этом смысле Александр Лукашенко имеет основания упрекать Москву.

«Тезис о белорусах-нахлебниках стал вбиваться в массовое сознание»

— Однако в свое время идею о единой валюте и конституционном акте весьма успешно похоронила именно белорусская сторона. Когда вопрос о единой валюте встал ребром, а согласно договору 1999 года случиться это должно было в 2005-м, Лукашенко даже вспомнил об опальном профессоре Станиславе Богданкевиче, которого стали приглашать на совещания в Нацбанк. Все это было призвано подчеркнуть, что у нас ни власть, ни оппозиция не хотят единой валюты, так как это ударит по суверенитету страны, — напоминает собеседник Завтра твоей страны.

А позже Лукашенко и вовсе предложил создать два эмиссионных центра — в Москве и Минске.

— Априори было понятно, что Москва на это никогда не согласится, — говорит эксперт.

По вопросу общей конституции Беларусь потребовала равных условий, а Россия, которая в пятнадцать раз больше нашей страны и по площади, и по населению, и по экономическому потенциалу, естественно, ни о каком равенстве не помышляла.

«Россия все равно будет доминировать, что бы Беларусь ни делала»

— Вся эта так называемая братская интеграция была фальшивой и хитрой с самого начала. Каждая сторона стремилась взять себе побольше и отдать за это поменьше. Российские лидеры думали, что немного поиграют в интеграцию, да и присоединят Беларусь. А белорусское руководство рассчитывало хорошенько доить Москву, а все непопулярные и невыгодные для себя решения класть под сукно и тихо хоронить. Но понятно, что так могло продолжаться лишь до поры до времени, — заключает эксперт

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 33
  • Балл: 4.7