«Некоторые ушли с работы, чтобы не открывать кошельки»

Почему украинские чиновники стали бояться грабителей, а судьи саботируют дела о коррупции — какой опыт Украины пригодится белорусам.

В Индексе восприятия коррупции за 2016 год (Corruption Perceptions Index 2016) Беларусь набрала 40 баллов и заняла 79 место в рейтинге, поднявшись сразу на 28 позиций (по итогам 2015 года Беларусь занимала 107 место).

Как отмечают эксперты Международной неправительственной организации Transparency International, рост показателя обусловлен не только предпринимаемыми мерами по снижению уровня коррупции, но и тем, что многие страны ухудшили свои позиции.

По их мнению, принятие в 2015 году Закона Республики Беларусь «О борьбе с коррупцией» положительно сказалось на восприятии коррупции. Однако внесения технических поправок в конкретные антикоррупционные законодательные акты и привлечения некоторых должностных лиц к уголовной ответственности недостаточно.

Дела разваливаются в судах

Евромайдан принудил новую власть в Украине заняться реформами. Одна из самых ожидаемых как украинцами, так и иностранными инвесторами – антикоррупционная – началась в 2014 году.

Провести реформы Украине помог Запад – деньги МВФ и перспектива визовой либерализации предоставлялись в обмен на четкие действия.

Были созданы три органа – Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК).

Самым полезным из этих органов украинские эксперты, с которыми нам довелось поговорить, называют НАБУ. Во-первых, глава его назначается в результате прозрачного конкурса. Во-вторых, там высокие зарплаты – нет соблазна брать взятки. В-третьих, с момента создания орган начал активно подавать иски в суды.

Однако эффективность деятельности НАБУ снижает медленное проведение судебной реформы. Пока не будет создан независимый судебный акнтикоррупционный орган, ничего толкового не получится — таков вердикт экспертов.

— Дела разваливаются в судах. НАБУ фиксирует взятку, есть деньги, помеченные чернилами, есть руки с этими чернилами, есть свидетели, все зафиксировано на камеру, но суд полгода не приступает к рассмотрению дела – то судья болеет, то еще что-то, — рассказывает Ярослав Юрчишин, исполнительный директор Transparency International Ukraine.

Адвокат Виталий Тытыч иронизирует: в стране дошло до того, что коррупции вообще нет.

— Коррупция – это что? Это когда в каком-то госоргане есть определенное количество людей, которые злоупотребляют властью. В нашей судебной системе такого не было. Самым страшным было то, если ни одна из сторон не платит судье, для него это муки, негодование, мол, чего вы сюда пришли? – говорит Виталий Тытыч.

Белорусская судебная система тоже хромает, но ее страдания – в большой зависимости от власти. По словам бывшего судьи Конституционного суда Михаила Пастухова, суды нужно формировать на ротационной основе – чтобы структуры постоянно менялись.

— По примеру Украины нам нужно создать новые структуры, которые еще не повязли в связях. Решить проблему на государственном уровне не удается, несмотря на недавние изменения в закон о коррупции. Необходимо, чтобы процесс контролировало общество и гражданские организации. Общественность должна получать доступ к зарплатам чиновников, их имуществу, — считает юрист.

В Украине такую возможность обеспечило электронное декларирование. Система, которая находится в открытом доступе, позволяет без труда узнать, сколько у чиновника и его родственников наличности и имущества. Прозрачность системы вызвала резонанс в обществе и негодование среди чиновников – некоторые служащие даже ушли с работы, чтобы не открывать кошельки. Впрочем, сейчас на госуровне непрерывно создаются препятствия, поэтому активисты боятся, что система «накроется медным тазом».

— Сейчас совершаются попытки сузить число чиновников, которые должны декларировать имущество, закрыть публичный доступ к части информации, — говорит Анастасия Красносельская, юрист Центра противодействия коррупции.

Эксперт рассказывает анекдотичный случай: при введении е-декларирования чиновники испугались, что их вдруг начнут грабить, несмотря на то, что в документе не указывается адрес, по которому находится имущества, только населенный пункт. Одна судья устроила скандал, мол, ее ограбили из-за декларации – журналисты выяснили, что у судьи вынесли незадекларированную наличность из незадекларированного дома.

— Также многие добиваются отмены декларирования наличных, движимого имущества (картин, часов), но пока мы отстаиваем систему в том виде, которая была принята, — говорит Анастасия Красносельская.

«Если гнаться за скоростью, реформы могут быть витринными»

Еще одна интересная система в украинской реформе – ProZorro — сайт для публичных закупок в виде тендера. Сделать госзакупки прозрачными – огромный шаг вперед, отмечают эксперты, но так как все стараются закупиться подешевле, возникает вопрос о качестве.

— Если речь идет, например, об инженерных конструкциях, этот подход не работает, ведь в таких серьезных сферах нужно обращать внимание в первую очередь на технические характеристики. То есть владелец нефтегазовой компании не придет участвовать в этих тендерах, потому что качество важнее цены, — рассказывает Севгиль Мусаева, главный редактор газеты «Украинская правда».

Украинские эксперты по-разному относятся к антикоррупционной  реформе: одни видят реальные достижения, другие – показуху и PR-проекты властей, но многие сходятся во мнении, что главное – не быстрый результат, а устойчивый.

— В нашей системе мы не можем обеспечить быстроту. Если гнаться за скоростью, реформы будут очень витринными. Наша главная задача – обеспечить их устойчивость и не допустить отката, — говорит Александр Сушко, директор Института Евро-Атлантического сотрудничества, глава правления международного фонда «Відродження».

Коррупция сигнализирует о проблемах системы в целом

Эксперты Международной неправительственной организации Transparency International отмечают, что Беларуси необходимы основательные системные реформы, которые позволили бы гражданам препятствовать безнаказанности коррупционеров и непосредственно влиять на принятие решений, сказывающихся на повседневной жизни людей. Такие реформы могут включать положение о раскрытии информации через государственные реестры владельцев компаний, а также наложение санкций на профессиональных потакателей коррупции – соучастников перенаправления полученных преступным путем денежных средств за границу.

В Беларуси, несмотря на общественные усилия, при нынешнем государственном строе глубокая антикоррупционная реформа невозможна, считает Михаил Пастухов.  Главная загвоздка, по его мнению, в бесконтрольности высших органов власти.

Чего больше боятся чиновники: тюрьмы или свободы

– Наверху распределяется большинство доходов (нефтяных, калийных и др.), даются льготы отдельным компаниям. Чистку надо начинать именно оттуда. Важным средством в борьбе мог бы стать парламентский контроль, но при условии, чтобы депутаты будут избираться, а не назначаться — таково мнение юриста.

Как побороть коррупцию: три эффективных инструмента

Согласно данным Индекса восприятия коррупции за 2016 год, наименее коррумпированными государствами являются Дания и Новая Зеландия, набравшие 90 баллов из 100 возможных, за ними следует Финляндия (89) и Швеция (88).

Посол Финляндии в Литве и Беларуси Кристер Микельссон считает, что страны Северной Европы занимают верхние строчки в списке наименее коррумпированных стран не из-за сурового наказания. Ведь сроки за нарушение антикоррупционного законодательства в этих странах гораздо меньше, чем в остальной Европе.

Коррупция, по словам дипломата, вызвана не только моральными качествами отдельных людей. Она сигнализируют о проблемах системы в целом.

–  Если люди могут доверять судебной системе, полиции, прессе, это ведет к доверию к государственной системе в целом. Если граждане доверяют системе власти, то они готовы передавать госстуктурам определенные полномочия, деньги и даже платить высокие налоги, – именно благодаря такому подходу, по мнению Кристера Микельссона, Финляндии удалось добиться высокого уровня доверия граждан в отношении государственных служащих.

«Поймать всех не получится». Бизнес устал от взяточничества

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 19
  • Балл: 4.9