Вадим Прокопьев: «Сплотившись, даже в условиях нашего режима, мы можем что-то изменить»

Известный ресторатор рассказал о кризисе западной цивилизации, сравнил Беларусь с Украиной и посоветовал белорусам не бояться драки с «крепкими ребятами».

Встреча с белорусским бизнесменом, которая проходила в рамках проекта Biz.умство, была посвящена обсуждению книги Ниала Фергюсона «Великое вырождение. Как разрушаются институты и гибнут государства». Вадим Прокопьев затронул и несколько актуальных для белорусского общества тем.

«Салiдарнасць» обращает внимание на самые интересные мысли, озвученные в ходе этой встречи.

О кризисе Запада

Я безоговорочный фанат западный цивилизации, хоть это сейчас и не самое распространенное явление. Более того, мне кажется, что сегодня в мире существует некая дезориентация, активно поддерживаемая провокаторами и различными сторонниками хаоса. Достижения западной цивилизации подвергаются не просто анализу или критике, а уничтожению и манипуляции.

Но, я хочу сказать, в этой ситуации мы должны за них болеть. Причем, с корыстной целью. Так как без победы западной цивилизации в сегодняшнем кризисе нам вообще ничего не светит.

О том, почему белорусы – это папуасы

Я всегда считал, говорил и говорю, что мы папуасы. И это ни хорошо, ни плохо – у этого есть разные причины. К примеру, у папуасов тоже есть своя поэзия, своя кулинария, своя культура и даже достижения! У них, к примеру, есть свои ритуалы похорон, которые и рядом не стояли с нашими убогими. Но создать собственную цивилизацию они не в состоянии – так как на это нужно слишком много времени. И здесь мы во многом похожи.

Я считаю, что нам не нужно пытаться сочинить свою цивилизацию. Надо просто забыть все – и для начала просто скопировать, что есть на Западе. Не пытаться делать кресло Ле Корбюзье со своим белорусским взглядом, пересматривая какие-то каноны. Попытайтесь сначала сделать в точности так, как это сделал он! И, возможно, на этом опыте у вас когда-нибудь появится возможность сделать лучше.

Конечно, любой нации и любому человеку хотелось бы гордиться чем-нибудь, а не записывать себя в папуасы. Но я считаю, что это нужно сделать, так как с нашей гордостью явно что-то не так. Я всерьез считаю, что нам нужен хирургический, а не косметический подход.

О призывах идти на баррикады

В то же время в Беларуси можно самые революционные лозунги произносить безопасно – так как здесь просто нет энергии революции. Это по-своему хорошо и по-своему плохо. Я могу прямо сейчас вызвать всех на баррикады! И никто не пойдет.

Какой-то потенциал был в 2010 году, но он весь вышел.

Что нужно менять прежде всего

Первое, к чему нам нужно присмотреться и скопировать, это гражданское общество. Автор книги Фергюсон, несмотря на то, что он академик, на пальцах двух рук перечисляет клубы, в которых он состоит. Это всевозможные гильдии, ассоциации, другие клубы, где люди объединяются и что-то делают. А ведь это и есть основа гражданского общества, которого нам сильно не достает. И это можно делать уже сейчас – несмотря на «кровавый режим».

О доверии людей друг к другу

Перемены начинаются не с прозрачных выборов, а с маленьких частных интересов. Демократия и разделение властей – это прекрасные вещи, но появляются они тогда, когда мы по капле, извините, выдавливаем из себя раба и начинаем объединяться. Но для этого нужен уровень доверия.

А у нас этот уровень... Чтобы понять, загляните в любые комментарии в интернете по поводу любого общественно значимого события.

Взять, к примеру, ресторанный бизнес. Никакого объединения у нас нет. Когда мы должны менять законодательство ресторанное, то нас объединяет кто? Достаточно молодой и прогрессивный чиновник – министр торговли. То есть, это не мы снизу приходим и говорим, мол, отмените ваши дикие законы, а он к нам приходит!

Признаю, что сам не являюсь примером активного гражданского общества. Но я понимаю, что объединившись и сплотившись, даже в условиях нашего режима, мы можем что-то изменить.

Пойдет ли на пользу белорусам экономический кризис?

Белорусы в состоянии жесткого нищенского стресса склонны еще больше уходить во внутреннюю эмиграцию. И до какого-то вопиющего случая, мне кажется, мы не способны на доверие друг к другу и активные скоординированные действия. Думаю, что даже жесткий экономический кризис белорусов к активным действиям не подтолкнет.

Об украинском примере для Беларуси

Я всегда считал, что у белорусов больше европейских качеств, чем у украинцев. Мы больше готовы к тому, чтобы по какому-то бескровному сценарию стать частью западной цивилизации. Но они все же раньше начали этот болезненный путь. И у них есть вещи, которые они уже не отдадут, а белорусы пока еще не завоевали.

Несмотря на все ужасы олигархии, там есть конкуренция во власти, там есть конкуренция СМИ – и когда видишь дискуссию на украинских телеканалах, то чуткое белорусское ухо понимает – все, это уже другая вещь! У них действительно присутствуют разные точки зрения – и это не имитация, как у Соловьева.

То есть, какие-то вещи украинцы уже сделали – и их не зачеркнуть. Эти вещи будут влиять на все поколения.

О том, почему в страну не идут деньги

Иногда бизнес зависит исключительно от атмосферы. Это как в ресторане – может быть очень хорошая еда, правильный сервис, но вот по атмосфере как-то не то. И никто туда не будет заходить, как бы ты ни старался.

Такая же атмосфера есть в стране... И в Беларусь инвестиции не идут не потому, что мы так уж сильно проигрываем. Вон по какому-то рейтингу мы даже очень продвинулись... Мы там уже не самые плохие ребята. Но у нас отсутствует такая вещь, как атмосфера. И здесь мы сильно проигрываем. Все эти посадки, пусть они даже справедливые, окружают нас ореолом казармы.

О Статкевиче и национальном герое

Белорусам нужен попсовый пример того, что нельзя было, а вдруг стало можно. Это должно быть что-то символичное – ну, не Куликовская битва, но какой-то герой, который бы попал в национальное сознание фольклорное.

К примеру, несмотря на все теории заговора о том, кому он принадлежит и на какую мельницу воду льет, Николай Статкевич просто не написал прошение о помиловании. И что, он стал национальным героем? Когда он вышел, то позвал ребят на улицу, а вышло тридцать человек. То есть, белорусов это не цепляет? Значит, нужно искать что-то еще, что бы зацепило и объединило всех.

О том, как прокололись белорусские айтишники

Программисты молодцы – это, конечно, наше все. И я не шучу. Но где были айтишники, когда посадили нашего Прокопеню?

Признаком гражданского общества в IT было бы не заявление Цепкало о том, что, мол, мы неправильный сигнал инвесторам подаем... На мой взгляд, айтишное сообщество должно было выйти и сказать – ребята, если еще одни сутки он будет там сидеть, вместо того, чтобы находиться дома и ждать справедливого разбора, мы соберемся встанем и уедем.

Почему не надо бояться «крепких ребят»

В суворовском училище у нас была дедовщина между первым и вторым курсом кадетов. Нас ловили на лестнице и забирали значки. Тогда я ничего не знал о гражданском общества, а знал, что на втором курсе были очень крепкие ребята.

И мы как-то решили договориться – если одного нашего отлавливают на лестнице, то наваливаемся «всем стадом» его защищать. Неважно, кто нападает – слабый или сильный, мы тут же бросались в драку. Это длилось неделю: сначала их стало больше, было тяжело, но мы не поддались. А потом вдруг все закончилось. До этого эта «традиция» существовала в минской кадетке десятилетиями. И вдруг конец!

И это, наверное, то, что я жду сегодня от нашего общества.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 17
  • Балл: 4.4