Спасут ли белорусскую науку деньги ЕС?

Иностранная помощь должна составлять не более 5% от затрат на науку, а потратить ее грамотно помогают традиционные академические ценности. В Беларуси пока эффективность вложений под вопросом, считают эксперты.

ЕС изучит, как тратят деньги

— В советских странах исследования были защищены режимом и являлись символом успеха. С другой стороны, наука находилась в изоляции от глобальных трендов, – говорит Алекса Белиш,член Совета Обсерватории Великой Хартии Университетов.

Что приносят вложения Евросоюза белорусской науке? Оценить сотрудничество со странами Восточного партнерства ЕС собирается через проект EU-STRAT, который поможет сблизить практиков и ученых.

Он начался в 2016 году и продлится до 2019 года. Итогом станет выработка рекомендаций для международных проектов.

— Наша задача – понять, как расходовать помощь ЕС, чтобы она более эффективно помогала развиваться белорусской науке, – говорит эксперт в области государственного управления Инна Ромашевская.

Наука зависима от государства и зарабатывает деньги

Исследователи задались вопросом об особенностях постсоветской науки и уровне международного сотрудничества.

— В Советском Союзе на душу населения приходилось больше ученых, чем в Европе или США, – говорит Димитер Тошкин из Лейденского университета (Нидерланды). – Наука была подчинена экономическим целям, а академия наук – отделена от преподавания.

В наследство постсоветским странам досталась большая зависимость науки от государства. Как следствие – приоритет в финансировании получают отрасли, способные принести деньги.

Беларусь имеет 156 двусторонних договоренностей с разными странами, преимущественно с Россией.

По примеру ПВТ: может ли наука стать точкой роста белорусской экономики?

Один проект на 700 исследователей

Финансирование исследования проекта EU-STRATпроисходит в рамках программы «Горизонт 2020» – Восьмой рамочной программы ЕС по развитию научных исследований и технологий.

Это одна из крупнейших программ международного сотрудничества в стране.

— В основном взаимодействие с Беларусью, Украиной и Молдовой происходит в технических областях, очень мало проектов в гуманитарных науках, – говорит Димитер Тошкин.

Спрос же велик. По данным Ольги Мееровской из Национального информационного пункта исследовательских и инновационных программ ЕС, в Беларуси порядка 17 тысяч исследователей.

—Если поделить 22 проекта программы «Горизонт-2020» между ними, то получается, что у нас один проект на 700 исследователей, – говорит она.

Ситуацию также иллюстрирует популярность программы академической мобильности MOST 2014-2017 годов.

—За первые пару недель после публикации нам прислали свыше 2000 предложений, – говорит Фредерик Куне, начальник отдела проектов и программ ЕС в Беларуси. – Мы такого не ожидали. Думали, что в месяц будем получать по 50-100 заявок.

Программу собираются продолжить. Финансовые средства на 2017 год для Беларуси составят 29 миллионов евро.

«Вы должны разобраться внутри себя»

— У нас есть потенциал участвовать [в международных программах], но нет поддержки международной мобильности ученых, – считает Ольга Мееровская.

Ссылаясь на данные Министерства образования, она сообщила, что академическая мобильность в ВУЗах равна 1%.

По мнению члена Общественного Болонского комитета Владимира Дунаева, для этого есть закономерные причины.

—На мобильность смотрят как на уголовное преступление, – говорит эксперт. — Академическая мобильность сегодня регулируется законодательством о предотвращении торговли людьми. Существуют и иные механизмы сдерживания: на поездки сроком более 10 дней нужно получить разрешение от министра.

В дорожной карте, которой Беларусь обязалась следовать после присоединения к Болонскому процессу, также есть требование упростить схему мобильности.

Болонский процесс призывает Беларусь принять и другие европейские традиционные ценности: от университетской автономности до академической свободы и связи между обучением и исследованиями.

Все они описаны в документе, на котором акцентирует представитель Обсерватории Великой Хартии Университетов Алекса Белиш.

—Когда вы открываете свою страну европейским проектам, то замечаете международные проблемы и более контрастно видите свои, – говорит эксперт.

– Но вы должны разобраться внутри себя. Основной вопрос – как преодолеть разрывы. Надо решать прежде всего вопросы с академическим статусом университетов.

Европейские деньги – это не более 5% от затрат государства

Вопрос денег, по мнению Алексы Белиша, последний. Национальное финансирование в нем имеет основное значение, а европейские деньги – «только сливки сверху» и «составляют не более 5% национальных бюджетов на образование».

— В политических кругах существует иллюзия, что можно полагаться только на европейское финансирование. Но если вы можете себе позволить тратить эти деньги из национального бюджета – вы принадлежите к клубу ведущих стран, – говорит эксперт.

По словам Владимира Дунаева, если финансирование научных исследований и разработок ниже 1% ВВП, то «есть угроза национальной безопасности». В Беларуси этот показатель составляет 0,5%. И уровень финансирования постоянно снижается.

Как искоренить дедовщину в белорусской науке? Три условия для полного счастья белорусской науки

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 7
  • Балл: 3.6