Как правительство проедает кредиты

Дефолт или реформы: что будет, если белорусам перестанут давать взаймы?

Суммы, которую задолжала Беларусь, с лихвой хватило бы на строительство дорог, здравоохранение и образование, милицию, выплату пенсий и пособий на целый год. И еще бы осталось.

На грани фола

Проблема привлечения внешних займов в Беларуси стоит достаточно остро. Уже год как заголовки СМИ пестреют новыми подробностями о переговорах с МВФ по поводу кредитной программы на 3 млрд долларов.

Фото: Reuters

Условия сотрудничества с МВФ обсуждаются на самых высоких уровнях, и несмотря на то, что требования фонда не всем по душе, приходится идти на уступки.

Полгода назад не менее активно обсуждался и вопрос предоставления кредита со стороны Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Он разрешился благополучно, и Беларусь уже успела получить несколько кредитных траншей. Только их оказалось недостаточно для того, чтобы вопрос внешних заимствований наконец-то был снят с повестки дня. «Кредиты на реформы» нам очень нужны, но не для реформ, а для того, чтобы было чем платить по ранее привлеченным займам.

Внешняя торговля балансирует на грани фола, на внутреннем рынке ситуация не лучше. Экономика Беларуси падает и просто не может генерировать столько денег, сколько нужно для обслуживания госдолга. Кстати, его объем постоянно растет, что на фоне падающей экономики приводит к негативной динамике соотношения госдолга и ВВП.

Если по итогам 2012 года госдолг составлял всего 20,5% ВВП, то к концу 2015-го показатель вырос до 39,2%. По итогам 2016 года картинка, скорее всего, будет еще более удручающей, так как за январь-август ВВП просел уже на 4%, а госдолг за аналогичный период времени вырос на 9,7%.

Существует много подходов к определению государственного долга. Наиболее емкий показатель, характеризующий госдолг – это долг центрального правительства и долг, им гарантированный. Он включает в себя не только те кредиты, которые брало непосредственно государство, но и займы различных компаний, по которым государство выступает кем-то вроде поручителя. По состоянию на 1 июля такой долг составил 45 млрд деноминированных рублей. Из них 36 млрд задолжало непосредственно правительство. Это и есть тот государственный долг, который рассмотрен на диаграмме выше, и который мы продолжим рассматривать в дальнейшем.

Если же говорить не только о долге государства, но и долге, гарантированном государством, то он по итогам 2015 года составил 53,7% ВВП. Интересно, что объем госдолга по итогам 2015 года на 17% превысил общую сумму расходов государственного сектора. То есть той суммы, которую задолжала Беларусь, с лихвой хватило бы на строительство дорог, здравоохранение и образование, милицию, выплату пенсий и пособий и так далее на целый год, и еще бы осталось. Соотношение ВВП и госдолга выглядело примерно так.

Госдолг делится на внутренний и внешний. Внешний, как нетрудно догадаться, формируется в иностранной валюте, а внутренний имеет как валютную, так и рублевую составляющую. В прежние годы внутренний долг формировался преимущественно в рублях, но в последнее время его валютная составляющая растет.

Дело в том, что Минфин активно размещает на внутреннем рынке валютные облигации. Делается это для того, чтобы привлечь валюту, необходимую для валютных платежей по ранее сделанным займам. Например, в прошлом году Минфин привлек с помощью таких облигаций 2,1 млрд долларов, а за восемь месяцев текущего года – еще 1,2 млрд. Уже сейчас выполнение обязательств по ранее размещенным облигациям требует от государства серьезных усилий: в январе-августе 2016 года по валютным облигациям пришлось выплатить 1,3 млрд долларов – это больше, чем удалось привлечь с помощью новых выпусков бумаг.

Даже для обслуживания внутреннего долга государству нужна валюта, что уж тут говорить о внешнем!  По состоянию на 1 сентября государство задолжало иностранным кредиторам 13,3 млрд долларов – на 7,2% больше, чем в начале года. В настоящий момент таких денег у Беларуси просто нет: объем золотовалютных резервов на аналогичную дату составил всего 4,7 млрд долларов – почти в три раза меньше. Это не означает, что произошел дефолт: платежи по внешним кредитам растянуты во времени, а кое-какую валютную выручку государство все-таки имеет. Например, экспортные пошлины, которые зачисляются в состав ЗВР. Или та валюта, которую сдает население – белорусы на чистой основе продали за январь-сентябрь уже 1,4 млрд долларов, и значительная часть этой суммы осела в ЗВР, после чего была направлена на платежи по валютному долгу – и внешнему, и внутреннему.

В целом динамика внешнего долга и ЗВР выглядит пугающей. Если проанализировать ситуацию с начала 2013 года, мы увидим, что внешний долг за прошедшие месяцы вырос на 11%, а ЗВР сократились на 42%.

Сначала стулья, потом – деньги

Несмотря на растущий разрыв, между динамикой ЗВР и внешнего госдолга наблюдается корреляция. Это говорит о том, что привлеченные займы идут не на реформы, а зачисляются в ЗВР, после чего направляются на платежи по долгам.

Впрочем, это уже не скрывают даже в правительстве. По официальной информации, в будущем году на обслуживание валютного долга Беларуси потребуется 2,2 млрд долларов, из которых 1,86 млрд мы… снова возьмем в долг! 700 млн перечислит ЕФСР в рамках действующей кредитной программы, 800 млн должны принести евробонды и 360 млн Минфин займет на внутреннем рынке с помощью пресловутых валютных облигаций.

Судя по всему, сокращения госдолга мы не увидим, во всяком случае, внешнего, и долговая нагрузка будет оставаться высокой еще очень долго. И еще очень долго государству будет хронически нужна валюта. Это создает прямые риски для валютного рынка – если планы не удастся воплотить в жизнь, недостающую сумму придется покупать на внутреннем рынке. Нацбанк и сейчас скупает излишки валюты, но значительного давления на курсы не создается, поскольку белорусы активно сдают старые заначки и на рынке наблюдается профицит. Главный вопрос заключается в том, как скоро белорусы проедят сбережения и сдавать станет нечего? Когда это произойдет, ЗВР и курсу рубля придется туго. Если, конечно, кто-нибудь не даст нам кредит. Например, МВФ – 3 млрд долларов сейчас пришлись бы очень кстати. Только вот фонд занял позицию «сначала стулья – потом деньги». И совершенно очевидно, что без реформ кредита не будет. Не исключено, что когда-нибудь страна окажется перед спасительным выбором: дефолт или реформы, и принятое решение будет правильным.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 59
  • Балл: 4.7