Павел Жуковский: Я пессимистически отношусь к тому, что происходит в нашей системе образования

В чем существенное отличие системы образования у нас и за границей, а также почему белорусский школьник сегодня вынужден идти в вуз – об этом мы беседуем с директором консультационного агентства по обучению за рубежом Павлом Жуковским.

Павел Жуковский, директор консультационного агентства по обучению за рубежом «Делиус-Терра». Фото: Ежедневник

– Образование за рубежом стало более востребовано среди юных белорусов?

– Образование за рубежом – это скорее исключение, чем правило в любой системе образования какой угодно страны. Также и у нас. Все-таки, не секрет, для многих критичен вопрос цены. Но запросов, безусловно, с годами становится больше.

При этом люди обращаются к нам не потому, что за границей хорошо учиться, а потому что здесь не могут найти, что им нужно. Все меньше становится белорусов, довольных отечественной системой образования.

– Какую цель преследуют те, кто хочет получить образование за границей?

– Если мы говорим про среднее образование, то здесь есть две категории школьников. Первые едут туда, чтобы повысить свои шансы на поступление. Закончив, допустим, среднюю школу в Эстонии или Польше, можно поступать в любой университет мира без всяких дополнительных подтверждений, ну кроме знания языка.

А вторые – за формированием личности. Есть категория подростков, которые не вписываются в нашу систему образования. В 14-15 лет они взрослеют, ходить в школу им становится просто неинтересно. Они понимают, что оценки не оценивают по-настоящему их знания. Они знают, что в любом случае по окончании школы получат аттестат. Такие молодые люди ходят в школу потому, что так надо или так сказали родители. А в школе за границей учиться интересно! И многие родители готовы за это платить, чтобы их ребенок развивался.

Если говорить о высшем образовании, то и здесь бывает по-разному: есть те, кто точно знает, чего он хочет от жизни. С ними работать проще всего. Есть категория молодых людей, которые поступают в зарубежный вуз с целью «там» зацепиться. Самая нелюбимая мною, и поэтому самая малочисленная аудитория среди клиентов агентства. Также есть и такие, которые еще сами не определились.

– Какие специальности популярны?

– Больше всего абитуриентов интересует экономика, финансы, политология. Но меня радует, что уже появляются молодые люди, выбирающие инженерию, математику. Потому что я знаю, эти люди в жизни не пропадут. Хороший инженер всегда может стать хорошим экономистом, а вот наоборот – никогда.

Да, была на моей практике девочка, которая выбрала себе специальность «сценический вокал». Знаю белорусов, которые отучились за границей на медицинском и имеют сегодня практику в Англии. Правда, это единицы, поскольку, к примеру, чтобы выучиться и стать врачом за рубежом, нужно пройти длинный, сложный и очень недешевый путь.

– Те, кто отучился за рубежом, остаются там или возвращаются?

– Больше, конечно, тех, кто остается, но есть и те, которые возвращаются. Почему? За рубежом не так легко и сладко жить, как кажется на первый взгляд. Во-первых, в определенном возрасте уже сложно создать личные отношения. Во-вторых, другая ментальность. Как ни крути, но за нами тянется шлейф наших бабушек и дедушек. Ну и третье, чтобы там себя реализовать, надо постоянно напрягаться и сильно: работа, контракты и т.д.  И не все наши люди готовы работать в таком режиме.

Но лет 7-8 назад многие с удовольствием возвращались и находили работу с возможностью карьерного роста и очень достойной оплатой в России, Казахстане. Тогда в этих странах еще платили хорошие деньги, сегодня – нет.

Если же говорить о тех, кто остается за границей после окончания учебы, то тут нужно отметить, что хорошую работу найти там не так и легко. Но в принципе, если брать за пример соседние страны, хороший выпускник хорошего вуза может «продать» себя в Литве за 800-900 евро, в Польше – за 1 тыс. евро.

– Какие страны чаще всего выбирают для учебы белорусы?

– На самом деле очень разные. Часто интересуются Англией, CША, Канадой, правда, в этих случаях всех настораживает визовый вопрос, кроме этого, далеко – часто не налетаешься.

Больше же всего белорусов учится на сегодняшний день в Польше. По последним данным, где-то около 3 300 белорусских студентов. Не могу, сказать, что это такая уж большая цифра. К примеру, туркменов в Беларуси учится почти в два раза больше.

При этом замечу, тот факт, что белорусы выбирают учебу в соседней Польше, не должен вызывать удивления. Объективно, жителям Гродно и Бреста проще и легче учиться в том же Белостоке, чем в Минске. Да, и по деньгам одинаково, а возможно, что в Польше и дешевле, чем в столице.

– Система образования какой страны, на ваш взгляд, является образцовой?

– Очень хорошая система образования выстроена в Новой Зеландии. Я бы ее назвал уникальным образцом. Там в старшей школе (это где-то с 15-16 лет) на каждого ученика заводится национальный бланк, где заносятся все его достижения. Уже в школе молодые люди могут знакомиться с основами различных профессий. К примеру, в одной из школ, где я был, раз в неделю издают школьный глянцевый журнал объемом 52 страницы. Есть школьники, которые занимаются фотошопом, кто-то осваивает профессию печатника, кто-то пишет статьи. Финансирование школ в стране зависит от доходов родителей. Если доходы родителей в целом низкие, школа получает дополнительное финансирование кружков, спорта, допоборудования от государства. Чем доходы родителей выше, тем меньше поступает финансирования.

В высшие учебные заведения в Новой Зеландии зачисляются по школьным выпускным экзаменам. Образование платное: порядка 8-9 тысяч новозеландских долларов в год. Те же, кто не может платить или не хочет, могут написать отдельный вступительный тест, но тогда они выбывают из общего конкурса. И тогда за них платит государство.

Обычно после окончания университета молодой специалист уезжает на год из страны примерно с тысячей долларов в кармане. Показать, доказать, что он может. В общем, мир посмотреть и себя показать. А потом возвращается и начинает строить карьеру дома, заводит семью, работает. Это у них норма.

– Система образования за границей и у нас: какие отличия?

– Наша система образования построена так: она учит давать правильные ответы на предсказуемые вопросы. А хорошая средняя школа за границей учит думать, рассуждать, самостоятельно мыслить, подвергать сомнению услышанное, задавать вопросы и все скептически воспринимать.

В каждой британской средней школе есть предмет Critical Thinking (Критическое мышление); американский подросток, поступающий в хороший местный университет обязательно сдает экзамен SAT или ACT, который проверяет три основных навыка: грамотность чтения и письма, умение оперировать с числовой информацией, умение критически рассматривать учебный материал. В старших классах школы и в университетах все экзамены – письменные. Образованные молодые люди обучены формулировать собственную точку зрения и аргументировано излагать ее в письменном виде. Сравните, чему учат наших старшеклассников – изложение и диктант, сочинение в старшей школе – редкость, отличное от принятого мнение – уже событие в школьной жизни! (К счастью, еще есть школы, где это не всегда так).

То есть, как мы видим, совершенно разные подходы и цели.

К слову, я как-то поспорил с одним из резидентов нашего Парка высоких технологий насчет того, что мы готовим самых лучших в мире программистов. Я спросил: «Хорошо, тогда почему у нас не сидят на распределении в БГУИР представители тех же Microsoft или Google»? А вот в МФТИ (Москва) и Таллинском техническом сидят и ищут специалистов.

– Сегодня какого школьника не спросишь – все собираются получать в будущем высшее образование. Нужно ли нашей стране столько дипломированных специалистов?

– Я отвечу вам так: может столько и не нужно, но куда деться нашему школьнику? Вот вам пример двух одноклассников в Германии: один в 16 лет пошел учиться в университет, другой получать среднее профобразование по технической специальности. В результате к 27 годам первый закончил университет и начал работать, второй, как правило, уже в эти годы обзавелся семьей, имеет одного ребенка, дом, две машины и два раза в год ездит в отпуск. И один и второй примерно к 34 годам дорастают до, ну скажем, начальника цеха, и только после 35 лет тот, что с высшим образованием начинает обгонять своего одноклассника по карьерной лестнице.

Я привел этот пример для того, чтобы показать: там есть разные варианты, чем можно заняться после школы. Куда можно деться у нас? Кто у нас в состоянии в 25-26 лет содержать семью, растить детей, иметь возможность отдыхать несколько раз в год, при этом зарабатывая самостоятельно. Что может сегодня сделать выпускник белорусской школы? Какие у него варианты?

Мальчик может пойти в армию – раз. Можно сидеть на шее у родителей – два. Можно пойти заниматься низкоквалифицированным трудом, но как это у нас это оплачивается? Можно пойти учиться в ПТУ, техникум, но там учебных мест во много раз меньше, чем в вузах. Результат один – поступать в вуз, потому что попросту нет иных вариантов.

Приведу цифры…За 15 лет с 2000 по 2015 год число школьников в Беларуси уменьшилось с более чем 1,5 миллионов до менее чем одного, то есть в полтора раза. Практически в полтора-два раза уменьшилось число учащихся в системе профтехобразования и среднего специального. И только число студентов ВУЗов увеличилось примерно на 60%.

Да, высшего образования у нас много, и именно поэтому оно потеряло свой статус, свое значение.

– Белорусское образование сегодня переживает кризис не меньший, чем экономика. Выход есть?

– Вы, наверное, помните, что в 2009 году должен был состояться первый выпуск учеников, получивших общее среднее образование по 12 летней программе обучения. Июль 2008, Указ главы государства – и этому не суждено было случиться. За 6 недель сверстали новые учебные планы, новые штатные расписания, сократили множество преподавателей профильных предметов сверх установленного стандарта образования (например, второй иностранный язык не в гимназии, а в школе). Год назад снова стали активно вводить профильные классы. И всякий раз изменения обоснованы, вызваны требованиями экономики страны, и так далее. Про качество учебных планов и учебных пособий не писал только ленивый…

Законодательно в Беларуси создана «непрерывная» система образование, средняя школа передает эстафету высшей. Что не так с учениками и учебными программами, если кроме выпускных школьных экзаменов требуется сдавать еще и ЦТ? Ученики и их знания без изменений, требования и объем программы без изменений. Экзаменаторы разные. Высшая школа не верит средней. Высшая школа и сама себе не верит – ЦТ контролируют и проводят не ВУЗы, а специальный институт контроля знаний.

Специалисты от образования страны прекрасно понимают проблемы. Но нет быстрых и безболезненных путей решения.

В целом, я пессимистически отношусь к тому, что происходит в нашей системе образования. Я не думаю, что наша реформа образования закончится быстро и хорошо. Мне в рамках моей работы приходилось сталкиваться с учителями, директорами школ, гимназий лет 10 назад и сейчас. Могу сказать одно: у людей пропал энтузиазм. Вы знаете много счастливых преподавателей в школе? Цепочка простая: несчастные преподаватели – несчастные дети – несчастные родители. Это, конечно, не порочный круг, он будет меняться каким-то образом, скорее всего болезненно, но, к сожалению, это инерционные процессы.

На сегодняшний день компания «Делиус-Терра» – первый и единственный в Беларуси официальный партнер ассоциации британских центров изучения английского языка English UK.

  • Оцени статью: