Кто, как и почему протестует в Беларуси

Абсолютным медийным хитом стал марш-бросок китайских рабочих из Добруша в Гомель, а массовые уличные акции скукожились  до пикетов и перформансов.

Эксперты Института «Палітычная сфера» провели мониторинг протестной активности белорусов.

Уличный протест по календарю

За 2015 год в Беларуси прошло 125 протестных мероприятий: 97 публичных (уличных) акций, как правило, с политической повесткой, проводимой партиями, организациями, политическими активистами, и 28, относящихся к социальным конфликтам в форме забастовок работников и предпринимателей либо борьбы жильцов против застройщиков.

В 2015 году выборные шествия и митинги стали напоминать ритуальные оппозиционные мероприятия – избирательный накал не привел к сколь-нибудь значимому всплеску. Хотя раньше пред- и поствыборные протесты в Беларуси всегда были способны собрать как минимум несколько тысяч участников.

Среди публичных уличных акций протеста традиционный костяк составляли «календарные» оппозиционные мероприятия (День Воли, Чернобыльский шлях, Декларация о Суверенитете, Дзяды) — 20-25 акций, которые стабильно проводятся ежегодно.

Почему протест не состоялся?

Избирательный 2015 год лишь частично оправдал прошлогодний прогноз на повышение политической уличной протестной активности, которая во многом увеличилась не только за счет протестов, связанных с выборами, но и за счет мелких акций, организованных неформальными молодежными группами. Однако если сравнивать с событиями в 2010, 2006 и даже в 2001 годах,настоящей массовости во время уличных акций не наблюдалось.

Эксперты объясняют это, прежде всего, проблемами политических субъектов –пути оппозиции разошлись: одна ее часть сосредоточилась на чисто агитационной кампании «За мирные перемены», проводимой без протестного запала и призывов выйти на площадь, вторая же оказалась неспособной собрать масштабные уличные мероприятия.

Несмотря на экономический кризис, число социальных конфликтов в 2015 году (жилищных, рабочих, предпринимательских) не только не выросло, но и снизилось.

Предприниматели не вышли в этом сезоне на политическую сцену по случаю временных законодательных послаблений, а «рабочих» на ней не было со времен легендарных митингов начала 1990-х – в современной белорусской политике просто нет такого субъекта.

Проблематика акций

В 2015 году почти половину от общего числа протестов составили небольшие пикеты, перформансы с количеством участников от 1 до 10 человек.

Исключением стала проведенная 4 октября прошлого года не «календарная» и не связанная напрямую с избирательным процессом акция оппозиции против российских авиабаз.

Сквозные мэйнстримные темы протестов: политзаключенные, права человека, антивластная риторика. Впрочем, если в 2014 году одной из ведущих на акциях оппозиции была украинская тематика (в том числе на мероприятиях, посвященных календарным датам), то в 2015-м ее потеснили избирательная, социальная и  правозащитная проблематика.

По данным Института Палітычная сфера

Кто ведет?

В нише мелких акций в 2015 году традиционную оппозицию начали теснить молодежные внепартийные субъекты. В 2015 году таким лидером по организации перформансов и пикетов стали анархисты (10 акций).

Хотя ведущими субъектами уличных акций стабильно выступают основные оппозиционные партии. В 2013 это были ПБНФ и БХД, в 2014 и 2015 лидерство принадлежало ОГП (в большинстве случаев - за счет активного участия самого лидера партии во множестве пикетов).

В регионах ситуативную политическую повестку выражают традиционные субъекты (старые партии и примыкающие к ним НГО). Зачастую в регионах на одном небольшом мероприятии представительство организаций бывает выше, чем количество участников - одни и те же активисты могут состоять в партии, нескольких организациях, инициативах.

По данным Института Палітычная сфера

Волны социального протеста

После того, как независимым профсоюзам перестали давать разрешение на первомайский митинг под социальными лозунгами, традиционных «социальных» акций в Беларуси просто нет. А значит, есть более высокая изменчивость по количеству и массовости акций в зависимости от влияния ситуативных факторов.

Хорошим примером тут служат протесты предпринимателей. В 2013-м году малый бизнес волновало принятие нового технического регламента Таможенного союза, поставившее их на грань выживания. И это вылилось в 18 крупных протестных акций. В 2014-м волна продолжалась в форме протеста против знаменитого Указа Президента № 222 – 13 акций. В марте 2015-го глава государства еще одним указом отсрочил нововведения почти на год и предприниматели перестали волноваться – только три заметные акции в 2015-м. Однако 1 января 2016 года отсрочка перестала действовать. И только с начала этого года прошло больше массовых предпринимательских акций, чем за весь предыдущий.

Единственной категорией социальных акций, которые формируют стабильный протестный фон в Беларуси за последние несколько лет стали выступления против уплотнительной застройки и освоения крупным бизнесом мест общественного пользования. В 2013-м году прошло 17 таких акций, в 2014 – 15, и в прошлом – 14. Эта категория протеста весьма разнообразна. Были и успешная голодовка в Могилеве, и довольно массовый митинг жильцов за «воротами Минска», и драматичный, неудачный протест жильцов против надстройки верхних этажей, и стихийный митинг против установки вышки мобильного оператора.

Когда отсутствует субъект

Что касается трудовых конфликтов, то их в минувшем году на фоне экономического кризиса оказалось неожиданно мало – 10 против 18-ти годом ранее. Абсолютным медийным хитом стал марш-бросок китайских рабочих из Добруша в Гомель, на фоне которого непродолжительные забастовки рабочих Молодечно и механизаторов Хотимщины как-то теряются.

Здесь надо учитывать важную деталь, отличающую социальный протест и сектор трудовых конфликтов в особенности. Коллективным субъектом протеста, в большинстве случаев, выступают не партии или НГО, а сами граждане или трудовые коллективы. Это, конечно, говорит в пользу «низовых» инициатив и способности граждан к самоорганизации, но резко отрицательно сказывается на информационном сопровождении и планировании акций. Организации, способные выступить мотором протеста, есть с 1990-х годов у предпринимателей, работающие с жилищным протестом инициативы появляются на наших глазах. А у рабочих таких структур нет – независимые профсоюзы выдавили с госпредприятий довольно давно, а в частном секторе их и не было.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 4.8