Может ли Беларусь вырваться из объятий России?

В преддверии рижского саммита Александр Лукашенко опять упрекали в желании усидеть на двух стульях сразу. Однако есть ли в реальности тот самый второй стул? Сможет ли Беларусь когда-нибудь опереться на Европу и зависит ли «дружба» с Россией только от политической воли нынешнего руководства?

 «Если Россия не будет готова столько инвестировать в Беларусь, можно и переориентироваться»

Связи Беларуси с Россией всегда будут достаточно тесными, но рано или поздно наша страна вынуждена будет выбираться из-под российского крыла, уверен директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич. Вопрос в деталях: что понимать под  привязкой Беларуси к России? Что для белорусов зависимость или независимость?

— В нынешней ситуации нет ничего фатального, — считает эксперт.

Андрей Казакевич. Фото: «Новая Европа»

Связи Беларуси с Россией, по его словам, всегда будут достаточно тесными из-за географического и исторического положения, но при этом Беларусь «действительно может проводить самостоятельную политику и во внешней политике, и в экономике».

— И более того, рано или поздно она будет вынуждена это делать, — подчеркивает Андрей Казакевич.

По мнению эксперта, Россия сегодня финансирует Беларусь за политическую лояльность.

— Получать всякие политические и экономические субсидии просто за свой статус – это достаточно выгодно для существующего руководства, — констатирует политолог. — И есть множество плюсов от сотрудничества с Россией. Как есть и многочисленные минусы. Что перевесит в конкретной ситуации, сложно прогнозировать.

Однако могут появиться и факторы, которые заставят Беларусь переориентироваться и снизить свою зависимость от России, считает эксперт. Например, если России по экономическим или каким-то другим причинам станет неинтересно финансировать внешнеполитическую лояльность Беларуси.

— Если Россия не будет готова столько инвестировать в Беларусь, я думаю, нет таких существенных ограничений, которые бы не позволили Беларуси переориентироваться, — отмечает Андрей Казакевич, подчеркивая, что на ситуацию могут повлиять и радикальные изменения во внешней политике, вызванные, например, какими-то угрозами со стороны России суверенитету Беларуси. Или значительное давление России на Беларусь по поводу вопросов, связанных с интеграцией, экономическая ситуация в Европе.

Да и у белорусского общества, по мнению политолога, не должно возникнуть проблем с изменением вектора.

— Особенно если это будет приносить какие-то плюсы в плане трудовой миграции, перемещения, мобильности. Единственный существенный фактор, который может поставить под угрозу, – это доминирование России в информационном пространстве, но при определенной политике в краткосрочный период влияние этого фактора можно сократить, убежден Андрей Казакевич.

Расхожее утверждение о том, что именно Александр Лукашенко удерживает Беларусь на некотором расстоянии от России, Андрей Казакевич считает правдивыми лишь отчасти:

— Конечно, Лукашенко не выгодно полное подчинение Беларуси России. Хотя, с другой стороны, если бы другие политические силы находились у власти в Беларуси последние 20 лет, то, наверное, дистанция от России была бы намного больше. А так дистанция небольшая, зависимость от России чувствуется во многих сферах и очень мало делается для того, чтобы эта зависимость была каким-то образом сбалансирована.

«Другого берега-то нет»

А вот доцент Московского государственного института международных отношений политолог Кирилл Коктыш уверен, что «нормальный роман будет у Беларуси только с Россией», потому что структура экономики абсолютно не позволяет другого.

— Все очень просто: у Беларуси других рынков сбыта, кроме Европейского союза, нет. А Европа находится сегодня на спаде, даже европейские производители теряют свои ниши. При этом надо понимать, что российский рынок в ходе санкций — это от 70 до 100 млрд долларов, если взять товарооборот. А дальше считайте сами: могут белорусы еще где-то найти такой объем денег или нет?

Кирилл Коктыш

Чтобы понять сможет ли Европа предложить большее, Кирилл Коктыш предлагает посмотреть на экономическую ситуацию в Украине.

— Что нашла для нее Европа и по каким статьям? Украина получила масштабные деньги или ворвалась на европейский рынок и что-то там захватила? У Европы сегодня не хватает денег накормить европейцев. Кто сказал, что Европа будет кормить кого-то еще? И это мы сейчас не касаемся политических аспектов. Просто оставаясь на уровне прагматики. Деньги надо искать там, где они есть, а не там, где их нет, — заключает эксперт.

Нужна ли Беларусь Евросоюзу?

Но даже и этого, по мнению политолога, белорусское руководство не делает, в то время как Беларуси нужно искать свои ниши на российском рынке и за них сражаться.

— Нужно инициировать дискуссии по поводу участия белорусской индустрии в российском импортозамещении, — считает Кирилл Коктыш. — Разве не глупо отказываться от российских товарных ниш, которые Беларусь в рамках союза вполне могла бы получить и обеспечить себе сохранение своей индустрии? Стоило сохранять индустрию 20 лет любой ценой, чтобы потом, когда возникнут благоприятные обстоятельства, этим совершенно не воспользоваться?

На вопрос, какие обстоятельства должны сложиться, чтобы Беларуси пришлось искать счастья у другого берега, Кирилл Коктыш однозначно заметил: «Просто другого берега-то и нет».

«Эта привязанность взаимная»

Не только Беларусь зависит от России, но и Россия от Беларуси, уверен старший аналитик BISS Денис Мельянцов

— Эта привязанность взаимная, — подчеркивает он.

Денис Мельянцов

Во-первых, это экономический вопрос: белорусы получают дешевые энергоресурсы от России в силу союзнического положения, львиная доля нашей торговли с ЕС – это переработанная российская нефть, белорусская продукция машиностроения в основном находит рынок в России (больше ее нигде особо не покупают).

С другой стороны, Россия нуждается в Беларуси по военно-политическим и психологическим причинам.

— Так называемый белорусский балкон для России — это очень важная со стратегической точки зрения территория. Отсюда можно контролировать и страны Балтии и калининградский эксклав (деблокирование калининградского эксклава каждые два года отрабатывается во время  масштабных российско-белорусских учений). На нашей территории размещены два российских военных объекта, которые для России важны и Россия планирует в ближайшем будущем дублировать, по крайней мере, центр дальней связи. Опять же мы имеем единую систему противоракетной обороны, — перечисляет Денис Мельянцов.

Что же касается психологического значения Беларуси для России, то, по мнению политолога, для того лидера, при котором последний союзник уйдет на Запад, это будут значительные политические издержки

— Для российского общества, если посмотреть на опросы, Беларусь – одна из самых дружественных стран, которая воспринимается как своя территория, — отмечает эксперт. — Мы видим, что происходит в Украине, что Россия готова воевать за сохранение буферной зоны и тем более она будет готова к агрессивным действиям, если вдруг поймет, что Беларусь собирается переориентироваться на Запад.

К тому же, по мнению политолога, сегодня ни ЕС, ни США равнозначной альтернативы представить не могут.

— В нынешней ситуации любая власть, которая бы ни пришла в Беларусь, так или иначе будет вынуждена отстаивать союз с Россией (может, в иной, не такой, как сейчас, форме). Если же говорить об отдаленных перспективах, то, конечно, возможна постепенная ориентация на нейтралитет полный или частичный, — прогнозирует Денис Мельянцов. — Но это длительная целенаправленная работа, для которой нужна серьезная политическая воля и подготовка населения, которому придется нести тяготы этой переориентации.

Между тем ситуация в двусторонних отношениях достаточно парадоксальная.

— Если посмотреть, как развивались государственные институты и международная торговля, то мы увидим, что во многом под эгидой интеграции с Россией на самом деле происходила переинтеграция. То есть мягкий цивилизованный развод с советским прошлым и отстраивание  собственных национальных институтов, политической и экономической системы, которая совершенно отлична от российской, — отмечает Денис Мельянцов.

Сумеют ли белорусские власти снизить зависимость экономики от российского рынка?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 16
  • Балл: 4.6