Лукашенко хочет превратить белорусов в собственность государства

Чтобы воплотить в жизнь идею о взимании налогов с безработных, понадобится огромный штат госслужащих.

Президент требует – чиновники не делают

Идея по взиманию денег с безработных всплывает в риторике Александра Лукашенко постоянно. Очевидно, в его голове не укладывается тот факт, что люди могут не платить подоходный налог – и при этом пользоваться социальными благами. С точки зрения президента, это несправедливо. Да и белорусская экономика чувствует себя все хуже и хуже. Ей необходимы новые источники денег, а раз проводить структурные реформы и массовую приватизацию власти не готовы, то изыскиваются самые оригинальные способы решения проблем. Например, сделать медицинские услуги платными для строителей, выезжающих работать за рубеж, а также для их семей. Или привлекать безработных к принудительному труду, устраивая их на работу в госорганизации, испытывающие дефицит кадров. Звучала идея ввести фиксированный налог для всех безработных, кроме пенсионеров. Однако воз и ныне там.

Теперь Лукашенко требует от главы своей администрации Андрея Кобякова и госсекретаря Совбеза Александра Межуева внести предложения по выработке мер для того, чтобы «заставить иждивенцев работать» и «прекратить бесплатно раздавать государственные блага». Однако президент и раньше требовал от чиновников решить эту проблему, но те ничего не добились. Для вящей убедительности Лукашенко даже пригрозил «именем революции», что от него звучит совершенно абсурдно: какой-такой революции? Эту фразу может использовать баррикадный командир времен политики военного коммунизма, но никак не «последний диктатор Европы», горячий противник революций, майданов и прочих социальных потрясений снизу вверх. Похоже, к советскому речевому арсеналу Лукашенко вернулся потому, что традиционные слова на чиновников здесь не действуют. Почему?

Во-первых, это одно из проявлений общего белорусского кризиса управляемости, зафиксированного «Либеральным клубом» в исследовании «Реформа системы государственного управления Беларуси». Несмотря на общепринятую (и постоянно транслируемую самим Лукашенко) точку зрения, что президент лично держит руку на пульсе и влияет на принятие всех решений, фактически это не так. Множество его решений не исполняются, саботируются, бесконечно откладываются. Ситуация с безработными – не исключение из правил, а проявление общей тенденции.

Во-вторых, сама идея налога на безработных столь специфическая, что ее воплощение оказывается совершенно невероятным.

Откуда взять налоги у босяка?

Первая и очевидная трудность, с которой сталкивается желающий собрать налоги у безработного, – это логичное отсутствие у него средств. Если у человека нет заработка, то из чего же он будет платить эти самые налоги? Несложно будет начислить многомиллионные налоги минским бомжам, деревенским пьяницам и прочим маргинальным личностям – но совершенно непонятно, как же их принудить такие налоги заплатить.

Впрочем, легко называть безработными бомжей, но вот с остальными категориями все куда сложнее. За юридическую основу вряд ли можно принять бытовую социологию Александра Лукашенко: «Как мне докладывают, около 500 тысяч наших граждан не задействованы в экономике страны. Пусть 100 тысяч — это домохозяйки и работающие на собственном подворье. А 400 тысяч чем занимаются? За чей счет живут?».

Накопившие миллиарды – иждивенцы и бездельники?

Таким образом, можно считать, что из-под действия гипотетического налога выводятся домохозяйки и живущие натуральным хозяйством. Раньше упоминалось, что то же касается и пенсионеров. Однако этот перечень «честных безработных» далеко не полон. Очевидно, что сюда надо отнести и тех, кто живет за счет своих личных запасов – будь то финансовые накопления со времен хорошей работы или приличное наследство. Далее совершенно неясно, как подтверждать статус «домохозяйки» тем, кто не состоит в официальном браке. Сюда же относятся другие люди на попечении своих близких – например, тяжелобольные. Более того, все эти факторы могут быть в различной степени взаимосвязаны. Например, дядино наследство и домик в деревне со своим огородом; материальная поддержка родственников и накопления за годы тяжелого труда.

Непонятно и с необходимым сроком безработицы. В СМИ мелькал проект указа, где таким безработным признавался человек «более шести месяцев в календарном году не принимавший участия в финансировании государственных расходов путем уплаты налогов, сборов и иных платежей». Но совершенно неясно, почему все обязаны работать именно более 50% дней в году. Чем же провинился, к примеру, программист, который за один месяц ударного труда (с честной уплатой налогов) зарабатывает больше, чем слесарь за весь год, и потому оставшиеся 11 месяцев может себе позволить бездельничать на Гоа?

С юридической же точки зрения наказывать за безработицу можно было в СССР (очевидно, эти воспоминания и греют душу власти), где был запрещен частный бизнес. Теперь же каждый может запросто зарегистрироваться в качестве ИП и тем самым лишить государство возможности обвинить его в безработице.

Все это демонстрирует, насколько дырява идея взимать налоги с безработных. На то, чтобы разобраться, с кого справедливо взимать налоги, а с кого – нет, и на то, чтобы потом как-то собрать эти налоги с тех, кого сочтут этого заслуживающим, понадобится огромный штат госслужащих. Учитывая, что все разумные люди запросто найдут лазейки (вроде регистрации в качестве ИП), а с бомжей много налогов собрать не получится, вся инициатива грозит государству лишь новыми убытками и раздуванием кадрового состава налоговой службы, но никак не принесет существенных поступлений в бюджет.

Так ли вредны белорусы, живущие за счет заграницы?

Во время официальных обсуждений налога на безработных обычно не звучит вслух, но очевидно подразумевается проблема тех граждан, которые получают деньги из-за рубежа или работают в Беларуси нелегально (собственно, они-то и представляют из себя лакомую для государства часть безработных, потому что у них деньги как раз есть). Декан экономического факультета БГУ Михаил Ковалев приводит стандартные примеры: «Значительная доля из этих людей — это, во-первых, так называемые строительно-ремонтные бригады по строительству и ремонту коттеджей и квартир и так далее. Вторая часть этого полмиллиона населения — это те, кто полуофициально работает в России, но числится здесь. И третья часть этого населения, наверное, меньшая, — это так называемая политическая оппозиция, которая получает деньги за рубежом».

Здесь проблема разделяется на две части.

Первая – нелегальная работа внутри страны. Теневой сектор экономики в Беларуси огромен (по понятным причинам точный его размер установить невозможно, оценки расходятся от 10% до 50% ВВП). Да, это без сомнения наносит ущерб государству, и борьба с теневой экономикой – естественное занятие для любой страны. Однако мировой опыт показывает, что легализации доходов способствует упрощение соответствующих процедур, снижение влияние государства в экономике, уменьшение налогов и упрощение отчетности. Беларусь же идет прямо противоположным путем (здесь, в частности, стремится ввести новый налог), и так теневой сектор можно только увеличить.

Другое дело – привлечение денег из-за границы, когда люди выполняют там определенную деятельность (на стройке или в НГО – в экономическом смысле совершенно неважно), а потом привозят эти деньги в Беларусь и тут вкладывают в экономику. Такая практика более чем плодотворна для стабильности национальной финансовой системы, более того – это широко используемый в мире инструмент. Так, к примеру, в прошлом только безналичные денежные переводы и только из России по некоторой информации составляли 35% ВВП Таджикистана, 18% ВВП Узбекистана, 17% ВВП Киргизии, 10% ВВП Армении и 5% ВВП Грузии.

Что же здесь плохого? Предприимчивые люди, чей талант востребован на международной арене, зарабатывают где-то деньги, чтобы потом влить их в экономику Беларуси. От всех их покупок и трат в родной стране государство получит прямые отчисления в виде НДС, далее – налоги от прибыли коммерческих компаний. Также международный рынок труда приносит в Беларуси много наличной валюты, что поддерживает золотовалютные резервы.

Так за что же наказывать белорусских гастарбайтеров?..

Плата за право жить в Беларуси

За всеми этими экономическими и юридическими соображениями скрывается еще один слой проблемы, возможно – самый важный. Вся страна увешана социальной рекламой «Беларусь – государство для народа», но, похоже, наверху власти воспринимают ситуацию совершенно противоположным образом: народ для государства.

С точки зрения этой позиции государство воспринимается как нечто первичное, которое обеспечивает жизнь всему вокруг и потому справедливо требует за это платы в виде налогов. Хочешь жить в Беларуси, на этой земле, пользоваться дорогами и парками? Ну, значит заплати нам за такое право часть своего заработка в виде налога. Не хочешь работать и, соответственно, платить? Надо наказать и заставить заплатить.

Если же смотреть на жизнь с позиции «государство для народа», то совершенно очевидно, что человек не обязан устраиваться на работу. Находить средства к существованию, определять их необходимый объем и комбинировать любые легальные пути обогащения – его полное, естественное право. Гражданин – не собственность государства, и ему нельзя приказать идти работать просто потому, что это государству выгодно.

А затеяли бы лучше системные реформы!

Таким образом, можно сделать вывод, что налог на безработных – экономически, юридически и морально совершенно неверная затея. Его полноценное взимание практически нереально, а любые попытки этим заняться лишь приведут к экономическим потерям. Если уж власти озаботились тревожной ситуацией в национальной экономике, то вместо того, чтобы изобретать оригинальные и неработоспособные пути пополнения бюджета, им стоило бы заняться проведением системных экономических реформ.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 76
  • Балл: 4.6