У официального Минска нет средств защиты от российской пропаганды

Данные июньского соцопроса НИСЭПИ (Вильнюс) подтвердили тезис о подверженности белорусов влиянию российской пропаганды. Официальный лидер, судя по всему, потенциальную угрозу распознал. Но может ли он себе позволить хоть как-то ей противостоять — серьезный вопрос.

По данным НИСЭПИ, от половины до двух третей белорусов поверили в картину украинских событий, нарисованную российскими СМИ: 50,9% считают власть в Киеве фашистской, 62,2% называют аннексию Крыма исторической справедливостью, 65,5% трактуют инспирированный сепаратистский бунт на востоке Украины как «народный протест против нелегитимной власти».

Казалось бы, ну какое дело белорусским властям до позиции народа по российско-украинскому конфликту? Но проблема лежит глубже.

Власть долгие годы затачивала всю систему информационной безопасности страны на борьбу с внутренним инакомыслием да «происками Запада». А внезапно оказалось, что нет никакой защиты от топорной информационной обработки населения с востока. Сегодня белорусов убедили, что Крым должен быть российским. Кто скажет, в чем их убедят завтра?

Ножницы цензуры не спасут

Несмотря на серьезный успех российской пропаганды, паниковать рано. Тот же июньский опрос НИСЭПИ дает определенную почву для сдержанного оптимизма.

Во-первых, после пика пророссийских настроений в марте социологи зафиксировали их постепенный спад в июне. Выбирая на гипотетическом референдуме, присоединяться ли к России, 55% отвечают отрицательно (в марте — 51,4%). Если выбор стоит между присоединением к России и интеграцией в ЕС, восточную соседку выбирают 47% против 51,5% в марте.

Этот незначительный тренд важен, потому что белорусы начали менять свои взгляды, несмотря на неугасающую интенсивность российской пропаганды. А значит, была достигнута определенная верхняя точка, после которой эффективность информационной обработки пошла на спад.

Кроме того, определенный запас защитных мер на черный день у государства есть. Медиааналитик Павлюк Быковский отмечает, что информационное поле Беларуси достаточно закрыто.

«Но оно закрыто для какой-то кампании против белорусских властей. В данном случае сотрудники государственных телеканалов просто не имели указаний, как относиться к тем концепциям, которые предлагались российским телевидением. Они не понимали позицию президента, из-за того что акценты в выступлениях главы государства постоянно менялись», — отмечает эксперт.

По мнению Быковского, власти в любой момент могут отключить российские каналы, если посчитают нужным.

«Мы так уже делали, когда была информационная кампания против Александра Лукашенко со стороны Москвы, поэтому я не вижу никаких причин, почему мы не сделаем так в случае необходимости», — убежден собеседник БелаПАН (ГИПЕРССЫЛКА).

Но проблема в том, что надолго каналы не отключишь. Не спасут и цензорские ножницы. Одно дело — изредка цензурировать колкие фильмы об официальном лидере, совсем другое — противостоять методическому навязыванию концепции «русского мира» и прочих имперских концептов «встающей с колен» восточной соседки.

Развитие медиасферы плюс белорусизация

Итак, защита страны от информационной интервенции не может полагаться лишь на тумблер включения/выключения иностранных каналов. Необходимы внутренние предохранители от попыток внушить народу, что ему не нужна независимость.

Проблема подверженности белорусов пропагандистскому воздействию не имеет простых и быстрых решений. Именно сегодняшняя власть двадцать лет отучала белорусский народ от свободомыслия и умения сомневаться в навязываемых идеях.

Основатель портала TUT.by Юрий Зиссер считает, что «существование в стране осколков независимых медиа — это фактор информационной безопасности».

Аудитория независимых изданий в большинстве своем не подвержена грубой пропагандистской обработке.

Однако на развитии независимых СМИ рецепт информационной безопасности не исчерпывается.

«В Украине взрывоопасными оказались регионы, где украинцы говорили по-русски, а у нас таких больше 90%. Если власть действительно перейдет на белорусский язык, это будет важный фактор самоидентификации. И похоже, что власть начинает об этом задумываться», — отмечает Зиссер, имея в виду выступление Лукашенко на белорусском языке накануне Дня независимости.

В этот же ряд можно добавить увеличение числа белорусскоязычных программ на каналах государственного телевидения, открытие в Витебске памятника правителю Великого княжества Литовского Ольгерду, ходившему войной на Москву, давление на членов пророссийских организаций.

Эти и многие другие сигналы означают, что власть озаботилась излишней русификацией страны, и, как умеет, пытается ей мягко противодействовать. Вот только мало веры в то, что этот тренд будет стабильным.

«Теоретически власть на это способна, но пойдет ли она на это, я сомневаюсь, потому что это подкоп под официальную белорусскую идеологию, под культ советского прошлого», — отмечает Юрий Зиссер.

Страх перед реформами сильнее

Таким образом, обеспечение информационной безопасности страны требует от властей как минимум двух шагов — развития независимого медиарынка и национальной идентичности у белорусов.

Однако обе эти меры, при том что они, возможно, единственно эффективны, вряд ли по плечу сегодняшней власти. Если с либерализацией медийного пространства все понятно — в авторитарной системе не может быть полноценной свободы слова, то с национальным возрождением дело немного сложнее.

После речи Лукашенко на белорусском языке некоторые представители национально-демократического сектора поспешили обрадоваться: вот, мол, и 20 лет не прошло, как глава государства понял важность опоры на мову, как мы и твердили все это время.

Но загвоздка в том, что власть в свое время отказалась от национального проекта не случайно. С ним есть как минимум три проблемы, которые никуда не исчезли.

Во-первых, ставка на белорусскую национальную идентичность серьезно противоречит ментальности правящего класса и основной группы сторонников Лукашенко. Того и гляди, заиграешься с мовай, останешься без поддержки традиционного электората.

Не станет спокойно смотреть на этот культурный дрейф в сторону национальных традиций и Москва. В таком случае рано или поздно сигналы пророссийских интернет-ресурсов, вещающих о притеснении русских в Беларуси, дойдут до адресатов в Кремле.

Ну и наконец, опыт стран Балтии, Польши, Чехии, а теперь еще и южных соседей показывает, что возрождение национального самосознания связано с выбором европейского пути и демократии.

Если белорусская власть все-таки пойдет по пути мягкой белорусизации (звучит, конечно, диковато), то рано или поздно она упрется во все эти три барьера и процесс будет свернут.

Так что в целом ждать от руководства страны серьезных реформ для укрепления информационной безопасности не стоит.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 3
  • Балл: 5